Венценосное число 12

12 присяжных должны вынести окончательный вердикт по поводу обвинения 18 летнего чеченского мальчика в убийстве приемного отца- офицера российской армии. И вот на протяжении 2,5 часов фильма каждый из них пытается определиться, считает ли парня убийцей или нет. Вопрос «виновен или невиновен?» висит над ними и проносится время от времени со стремительной скоростью.

Фильм Никиты Михалкова «12», ставший обладателем специального «Золотого Льва» на кинофестивале в Венеции, неизбежно сравнивают со знаменитой картиной Сидни Люмета «12 разгневанных мужчин». Только чистым ремейком этот фильм назвать нельзя: скорее переложение основной сюжетной линии на другое временное, территориальное пространство.


После многочисленных публикаций в прессе об этом проекте и его триумфе на Венецианском кинобиеннале, состоялась официальная премьера на родине фильма. 19 сентября в Киноцентре «Октябрь» сразу в нескольких залах шел показ. А в фойе на первом этаже можно было вблизи увидеть Золотого Льва Венеции. Предисловием к началу, естественно, послужило живое выступление перед зрителями создателя картины. По его словам, реакция зрителей в Венеции совпадало с тем, что он ожидал. И это при том, что смотрели они фильм с субтитрами. С его слов было ясно, что он не ждет ни хвалу, ни критики, - «Единственное, на что я надеюсь, что после просмотра вы измените свое мнение: худшее на лучшее или наоборот. Лишь бы не остаться равнодушными».


12 стульев и один большой стол. Прямо посередине спортзала в обыкновенной московской школе. Именно здесь происходят основные действия фильма, не считая маленьких эпизодов с боевыми действиями.

12 присяжных должны вынести окончательный вердикт по поводу обвинения 18 летнего чеченского мальчика в убийстве приемного отца- офицера российской армии. И вот на протяжении 2,5 часов фильма каждый из них пытается определиться, считает ли парня убийцей или нет. Вопрос «виновен или невиновен?» висит над ними и проносится время от времени со стремительной скоростью.

В данном случае, я имею в виду птичку, влетевшую в зал к нашим героям и наблюдающую за ними. С высоты птичьего полета (естественно в рамках спортзала) наблюдаем и мы за всем происходящим: как бы сверху, пролетая над залом, над столом присяжных, от одного персонажа к другому. Данный необычный прием был применен оператором Владиславом Опельянцем дабы оживить 13-го героя фильма- того самого воробья. Его камера идеально работает в этом ключе, создавая смыслообразующее изображение.


В картине достаточно четко вытроены причинно-следственные связи сюжетной линии, хотя иногда идет разбавление вставками эпизодов из детства юноши во времена войны, его воспоминания о родителях.

Данный подход был также использован и в процессе съемок: не было никаких прыжков от одного куска в истории, к эпизоду, стоящему в середине. Кино снималось последовательно.


Актеры тут почти все медийные. Проще говоря, звездный состав. Ничего странного: у такого режиссера многие мечтают сниматься. Именно их талант и полная отдача помогли реализовать сложный проект под названием «12». Причем Опельянц снимал их даже синхронно, на репетициях, длившихся иногда аж до самого утра.


Изначально, не имея сомнений в виновности мальчика, 11 из 12 присяжных голосуют против, не вникая особо в ситуацию, так как все улики против него. И лишь один (Сергей Маковецкий) предлагает пересмотреть все с учетом «человеческого фактора». Потому что, русский человек не может жить по закону- это непривычно и скучно. И что, самое главное, не закон главное, а сердце и душа. В попытках разобраться в ситуации с убийством, наши присяжные втягиваются в тяжелый спор, не имеющий часто отношения к данному уголовному делу.


Замкнутые на самих себе герои: продюсер телеканала, директор кладбища, руководитель российско-японской корпорации, артист эстрады, хирург, убежденный демократ, таксист, рабочий-метростроевец мечтают поскорее закончить с этим делом и пойти по своим делам. Но не тут то было. Накаленная обстановка заставляет каждого из 12 посмотреть вглубь себя, понять причины своего решения и усомниться в нем. Мы видим, как реалистичность фильма буквально выворачивает наизнанку все накопившееся: личные обиды, проблемы страны, переживающей переходный период, а главное, то о чем не говорят громогласно и прилюдно, но обсуждают на кухне.


Никита Михалков: «Это очень русская картина, и она патриотичная. Но не может быть патриотичной картина, которая основана на ксенофобии. Потому что шовинизм и ксенофобия – это когда я люблю свое за счет других. Когда я говорю: я лучше тебя. Но я говорю: я люблю свое и готов тебе показать мое, чтобы ты его полюбил, а ты мне покажи свое. Знаете присказку «Какой же я антисемит, когда у меня друг еврей?» Я знаю, какие есть дурные черты в еврейском характере, чудовищные черты в русском характере или в украинском – в любом. Но вот Гафт играет в картине такой переливающийся бриллиант, и он, совершенно справедливо раздражает Гармаша своими «еврейскими штучками». Это очень важно. Что, нет еврейского вопроса? Он есть, но о нем надо говорить, не шептаться на кухне. Это и есть уважение».


Но путь к голосу сердца героев тернист и им долго приходится прорываться сквозь пелену обид и недосказанности. Хотя высказаться здесь успеют все.


И актер эстрады (Михаил Ефремов), шутник и юморист по натуре, с искренним монологом взахлеб о том, как ему неприятно видеть на своих спектаклях зрителей, смеющихся абсолютно над всем – землетрясения, цунами, милиционеры-убийцы- все смешно. А смешно, потому что страшно!

И рабочий-метростроевец, утверждавший в начале картины, что все нерусские народы- сволочи, вспоминает о своем родственнике, ставшем террористом по нелепой причине, и спасшийся от несправедливого наказания лишь благодаря человеческому подходу. Его вывод: «Хорошему надо помогать, а плохого –топить»,

И хирург-грузин (Сергей Газаров), возмущенный сравнением кавказцев с дикарями, приводит в пример выдающихся сынов своего народа: Руставели, Параджанова, Данелию, Пиросмани.

Но, труднее всего, лед тает у таксиста (Сергей Гармаш), страдающего болячками шовинизма и ксенофобии, уверенного в вине мальчика лишь потому, что тот чеченец, что равняется, по его мнению, дикарю и злодею. Ему трагический монолог дается с большим трудом, ибо приходится сознавать причину своей ненависти и недовольства окружающим, в прошлом, в отношениях с сыном, которого он избивал и чуть не довел до самоубийства.


Сам Никита Михалков определяет жанр фильма как психологическая драма. Но социальный фактор тут играет немаловажную роль. Потому что каждый из 12 присяжных – представитель какой-то профессии, какой-то национальности, а значит и класса в обществе и части социума. И получается, что каждый зритель сможет узнать себя в этих персонажах.

 

Автор: Анна Мелкумян Кино-театр.ру

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net