“Неизвестная Украина. Антология”

Эта книга вышла в московском издательстве “Запасный выход”, а явлена миру в Киеве намного раньше, чем в России. Издатели с гордостью представили этот проект как самое уникальное из всего, что они в

Эта книга вышла в московском издательстве “Запасный выход”, а явлена миру в Киеве намного раньше, чем в России. Издатели с гордостью представили этот проект как самое уникальное из всего, что они в своей жизни сделали. А объяснили они возникновение подобной антологии насущной необходимостью: дескать, о современной украинской культуре в России ничего не знают и вообще после известных событий “Россия не врубается ни во что!” Ответственная миссия “врубить” читающую Россию (и Украину заодно) в то, что сейчас происходит в украинской литературе, возложена на эту любопытную книгу.

В списке авторов антологии присутствуют персоны, у себя на родине известные достаточно хорошо: Юрий Андрухович, Юрий Издрик, Сергей Жадан, не говоря уже о “любимце киевской артистической богемы” Лесе Подервянском. Последний, в отличие от всех остальных авторов, представлен в антологии без перевода ввиду полной бессмысленности оного (кстати, будьте осторожны: книга содержит ненормативную лексику!).

“Групповой портрет” украинской литературы дополняют еще несколько поэтов (почему издатели решили, что украинская литература – это прежде всего поэзия, непонятно). Это Богдан-Игорь Антонич с болезненно красивой урбанистической лирикой, приводящей на память Бодлера и Рембо. Олег Лышега – практически неизвестный на родине поэт, а между тем – лауреат премии американского ПЕН-клуба; его задумчивые, неторопливые верлибры отдаленно напоминают интонации Бродского и китайскую поэзию Ли Бо и Ду Фу. Григорий Чубай, песни на стихи которого исполняет группа “Плач Еремии”. Троица русскоязычных поэтов, каждый из которых по-своему любопытен. Плюс раздел документальной прозы – дневники и воспоминания Александра Довженко (жемчужина антологии), очерки о Киеве времен Гражданской войны, несколько статеек даже не “о”, а скорее “по поводу” украинского фольклора, ботаники и кулинарии и...

И всё, собственно.

Странная получилась книга. Вместо полной картины украинской литературной ситуации (а можно назвать еще с десяток авторов, которые могли бы туда попасть с полным правом, да не попали) вышло нечто вроде учебника-хрестоматии к факультативному курсу “Современный украинский литературный процесс” в каком-нибудь российском вузе; курс рассчитан на полторы лекции и три семинара, один из которых – по Подервянскому. Чтение этой книги – как чтение учебника, самый настоящий труд. Потрудиться нужно и для освоения непростых стихов (которыми здесь представлено более половины авторов), и для осмысления прозы. Попутно еще придется поудивляться выбору составителей: почему, например, из всего немалого “багажа” Юрия Андруховича для антологии была избрана не художественная проза, а стихи и эссе. И поразмыслить, что имели в виду эти же составители, роняя в предисловиях фразы типа “Если это искусство, он (читатель – С. Е.) обязан получить кайф. И сейчас он его получит”.

Впрочем, одна забавная вещь (не считая все того же Подервянского) в антологии имеется. Это вокабулярий “Сестра Украина”, представляющий собой алфавитный список разных украинских реалий, неизвестных (или якобы неизвестных) русскому читателю. Вокабулярий этот восхитительно несерьезен (или напротив, убийственно серьезен), он содержит определения вроде “гопак – национальный танец, отражающий представления о силовом характере устройства мироздания” или “Сковорода Григорий – философ-ходок, пытавшийся на ходу совокупить пантеизм с христианским морализмом”... Абсолютно непонятно, смеяться после такого или делать умное лицо и поддакивать.

Если “мода на Украину” придет всерьез и надолго, то скоро вполне можно будет ожидать, что “Неизвестная Украина” появится на книжных полках всей московской (и не только) интеллектуальной элиты. Но вот будут ли ее читать?.. И отражает ли эта антология действительную ситуацию в современной украинской литературе? А если нет, то что она вообще отражает?..

Как бы то ни было, на “нескучное чтение для самого широкого круга читателей”, как заявлено в аннотации, эта книга, увы, не тянет. Хотя заглядывать в нее иногда полезно и россиянам, и украинцам. Как принято говорить, для общего развития.

Светлана Евсюкова

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі (6)

символів 999
  • Editor 12 років тому

    Уважаемый грош (все правильно, с маленькой буквы?), все-таки стоило бы называть вещи своими именами: если это "70 лет украинской поэзии", то наверное, именно так стоило бы назвать антологию? А намечание неких "точек роста" (роста куда?) - определение расплывчатое. В любой литературной ситуации, которая отнюдь не везде так уж плачевна, есть вещи показательные, знаковые. Составитель антологии (один :)) решил, что знаковыми являются именно эти произведения, а не какие-то другие. Почему? Чем стихи интересней романов "вторичного" Андруховича, который, кстати, в антологии назван вполне реальным претендентом на Нобелевскую премию от Украины? На эту тему можно рассуждать очень долго. И мнений может быть много. Одно из них выражено в рецензии. Оно не совпадает с Вашим? Извините. Так уж получилось. А о претензиях составителей, сколько бы их ни было, достаточно ясно было сказано в аннотации и на презентации книги.

    Прокоментувати Мені подобається
  • Editor 12 років тому

    Уважаемый грош (все правильно, с маленькой буквы?), все-таки стоило бы называть вещи своими именами: если это "70 лет украинской поэзии", то наверное, именно так стоило бы назвать антологию? А намечание неких "точек роста" (роста куда?) - определение расплывчатое. В любой литературной ситуации, которая отнюдь не везде так уж плачевна, есть вещи показательные, знаковые. Составитель антологии (один :)) решил, что знаковыми являются именно эти произведения, а не какие-то другие. Почему? Чем стихи интересней романов "вторичного" Андруховича, который, кстати, в антологии назван вполне реальным претендентом на Нобелевскую премию от Украины? На эту тему можно рассуждать очень долго. И мнений может быть много. Одно из них выражено в рецензии. Оно не совпадает с Вашим? Извините. Так уж получилось. А о претензиях составителей, сколько бы их ни было, достаточно ясно было сказано в аннотации и на презентации книги.

    Прокоментувати Мені подобається
  • barka 12 років тому

    вот мне интересно, а что вы собственно хотите доказать или сказать? слишком уж запутанная реплика.

    Прокоментувати Мені подобається
  • barka 12 років тому

    вот мне интересно, а что вы собственно хотите доказать или сказать? слишком уж запутанная реплика.

    Прокоментувати Мені подобається
  • grosh 12 років тому

    Там описка в предыдущем письме - не "прохоже", а "похоже". Прошу прощения.

    Прокоментувати Мені подобається
  • grosh 12 років тому

    Там описка в предыдущем письме - не "прохоже", а "похоже". Прошу прощения.

    Прокоментувати Мені подобається
  • grosh 12 років тому

    Ну откуда, уважаемый эдитор, вы так точно знаете, на что предентуют составители (кстати, он один - Игорь Клех)? В аннотации написано - "наметить точки роста современной украинской словесности". Что, согласитесь, имеет косвенное отношение к "действительной ситуации в современной украинской литературе", которую, прохоже, хотели бы увидеть в антологии Вы. Действительная ситуация сейчас в любой литературе плачевна, не только в украинской. По поводу "сухого остатка". Со стороны виднее . Вот, например, романы Андруховича для русского читателя в общем малоинтересны, вторичны, как ты их не переводи. Поэтому их и нет в антологии. Хотите удивляйтесь, хотите нет. И 70 лет украинской поэзии по антологии выглядят следующим образом : Антонич - Чубай - Лышега - Андрухович - Жадан. Такой вот сухой остаток. а вовсе никакая не "ситуация".

    Прокоментувати Мені подобається
  • grosh 12 років тому

    Ну откуда, уважаемый эдитор, вы так точно знаете, на что предентуют составители (кстати, он один - Игорь Клех)? В аннотации написано - "наметить точки роста современной украинской словесности". Что, согласитесь, имеет косвенное отношение к "действительной ситуации в современной украинской литературе", которую, прохоже, хотели бы увидеть в антологии Вы. Действительная ситуация сейчас в любой литературе плачевна, не только в украинской. По поводу "сухого остатка". Со стороны виднее . Вот, например, романы Андруховича для русского читателя в общем малоинтересны, вторичны, как ты их не переводи. Поэтому их и нет в антологии. Хотите удивляйтесь, хотите нет. И 70 лет украинской поэзии по антологии выглядят следующим образом : Антонич - Чубай - Лышега - Андрухович - Жадан. Такой вот сухой остаток. а вовсе никакая не "ситуация".

    Прокоментувати Мені подобається
  • Editor 12 років тому

    Немного непонятно, что Вы понимаете под "сухим осадком" и в чем его неожиданность. Составители антологии действительно претендуют на то, чтобы отразить эту "какую-то там" ситуацию. А если цель именно такова, то есть смысл судить о том, достигнута ли она.

    Прокоментувати Мені подобається
  • Editor 12 років тому

    Немного непонятно, что Вы понимаете под "сухим осадком" и в чем его неожиданность. Составители антологии действительно претендуют на то, чтобы отразить эту "какую-то там" ситуацию. А если цель именно такова, то есть смысл судить о том, достигнута ли она.

    Прокоментувати Мені подобається
Показати ще

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net