Эдита Пьеха:«Мою собаку зовут Броневицкий»

Откровенное интервью российской легенды.

– Как вам живется сегодня, Эдита Станиславовна?

– Так же, как и поется. Когда поется – хорошо живется, не поется – грустно. Я ведь уже 51 год на сцене, и дай Бог, чтобы это продолжалось: я не представляю себе, что делать дома. Вязать носки? Не люблю я это. Пока еще живы мои слушатели, «шестидесятники», хочу выступать. А совсем недавно после концерта ко мне подошла 10-летняя девочка: «Мне 10 лет, и в моем лице вы имеете настоящую поклонницу». Так что жизнь продолжается.

– Полвека на сцене – как это? Чувства не притупляются?

– Вы знаете, я в своей жизни никогда ничего не принимала, как должное. И каждый раз на сцену выходила, как впервые: получится – не получится? Все ли продумала? Не ошиблась ли в подборе песен? И до сих пор это во мне не притупляется, и каждый букет цветов я принимаю, как знак особого внимания и никогда не бросаю на пол – как это можно? Это все равно, что жена бросит на пол принесенные мужем цветы…

Эдита Пьеха

Эдита Пьеха: "Мои дивиденды – любовь, внимание, уважение людей"

– Мне кажется, Эдита Станиславовна, вы никогда не были и так и не стали «советским человеком»…

– Я считаю, что советская культура – это очень мало и очень грустно. Люди, которые закончили советскую школу, лишены очень многого. В СССР считалось: вот закончишь институт – и станешь очень умным! Это неправда. Человека нужно воспитывать в семье. Вот меня воспитывали очень требовательно – французская школа, польская школа, костел. Священник вел у нас уроки религии, нам говорили: это нельзя, это неприлично, это грех… В советской школе этого нет – все можно, все равные, все дозволено, гуляй, душа – ада нет! Поэтому когда я вижу человека, который ведет себя невежественно, говорю: «Ну, это советское воспитание».

– В чем, по – вашему, заключается феномен Эдиты Пьехи, завоевавшей СССР?

– Когда я появилась, были Шульженко, Орлова, Бернес, были красивые опереточные голоса, а я была непохожа на всех – и в этом, наверное, мое счастье.

– А еще до вас никто и не думал, что по сцене можно ходить, что микрофон можно держать в руках и про партию не петь…

– Я просто такая своенравная – могу петь только о том, что чувствую. Как же я могла петь про партию? У меня если и были песни патриотические – то, как «Огромное небо» – о живых людях. В общем, сначала я вызвала удивление и понравилась, а потом уже на меня обрушились так называемые идеологи – меня стали обзывать «буржуазной, кабацкой певичкой». А с чем было сравнить?

Еще говорили: Пьеха, мол, выбрала себе СССР, чтобы стать артисткой. Да я сюда приехала учиться, зубрить психологию, чтобы быть хорошей учительницей! А что любила петь – так это ведь многие любят. Но вот ведь судьба: нужно было родиться во Франции, через 9 лет уехать в Польшу, еще через 9 лет оказаться в СССР и встретиться с Александром Броневицким, который почувствовал, что из меня можно вылепить артистку. И лепил. Так требовательно лепил, что дальше некуда. Да всю жизнь от меня все что-то требовали, потому я по жизни – как солдат.

Эдита Пьеха

Эдита Пьеха: "Я когда-то первая объявила войну Дворцам Спорта: для меня концерт во Дворце Спорта – все равно, что выступление по радио – тебя же никто не видит!"

– А как складывались ваши отношения с властями?

– А я всегда стояла в стороне. Дружить я с ними не могла, потому что с самого начала им не нравилась. Пока не завоевала золотую медаль за «Огромное небо», пока не появились люди, которые стали заваливать обком, отделы культуры и идеологии письмами с требованием наградить меня званиями – партийные-то власти мне в званиях отказывали... Поэтому званием Народной артистки СССР я очень дорожу – мне его действительно дал народ.

– Ну, а ваша популярность что вам дала?

– Вот совсем недавно в Домодедово, пока получали багаж, ко мне подошел мальчик: «Я а Вас узнал, мои мама и папа вас очень любят. Скажите, трудно быть знаменитой?». Я говорю: «Ты знаешь, совсем не трудно: все с тобой здороваются, улыбаются, идут навстречу, если о чем-нибудь просишь…». Это и есть мои дивиденды – любовь, внимание, уважение людей. Бывало, в магазине подхожу к прилавку – мне тут же улыбаются, расступаются…

– Вы что, в магазин сами ходите?!

– А я очень это люблю. У меня ведь было голодное детство, и сейчас, когда я хожу по магазинам, мне все хочется купить еще что-то, чего я еще не попробовала. Досыта я уже наелась, теперь хочется и другого кого-то накормить.

– Ну а, извините, в материальном плане как? На Западе вы бы сейчас жили – не тужили…

Эдита Пьеха

Эдита Пьеха: "Я уже 51 год на сцене, и дай Бог, чтобы это продолжалось: я не представляю себе, что делать дома"

– Да, я была бы очень богатым человеком. Но Советский Союз и мое бедное детство приучили меня не требовать слишком много. Я получала и 3 рубля, и 5, и 13 рублей, и 19 – таковы были государственные ставки. А потом, когда Горбачев все-таки сделал договорные цены, я тоже «зарываться» не стала: считала, что лучше спою три раза за средний гонорар, чем запрошу огромный гонорар и буду меньше выступать. Я знаю себе цену, но мне нужны концерты.

– Как вам творчество любимого внука – нравится?

– Ну, я же бабушка, мне не может не нравиться. Хотя, если бы не нравилось, я бы первая на него обрушилась. Я вот все жду, когда Стас поинтересуется моим мнением. А он не интересуется, поэтому я иногда сама говорю: «Мне кажется, то-то и то-то ты мог бы сделать иначе». Он ничего не говорит, а потом смотрю – прислушался, исправил. Считаю, он на своем месте, и ему повезло: и у папы его хороший голос, и дедушка, Александр Броневицкий, был музыкантом до мозга костей, и я его на гастроли с собой брала – ему было, откуда впитать то, что стало его базисом. Я за него рада, а если что-то будет плохо – первая ему об этом скажу.

– А в личные свои тайны он вас посвящает? С девушкой своей, например, познакомил?

– (смеется) Нет, ну что вы! Во-первых, мы редко видимся. Вот только сейчас стали встречаться чаще: Путин объявил этот год «Годом семьи» и нас – меня, Илону и Стаса – стали вместе приглашать на концерты. Вот недавно выступали в Нижнем Тагиле, сейчас в Архангельск летим. Так что благодаря этому «Году семьи» я стала чаще видеть своих близких.

– Вы ведь за городом живете?

– Да, 15 лет назад построила себе в садоводстве небольшое имение – дом, домик для гостей, гараж… А лесничество даже выделило мне леса бесплатно. В общем, живу, как человек.

Эдита Пьеха

Эдита Пьеха: " Званием Народной артистки СССР я очень дорожу – мне его действительно дал народ"

– В земле, конечно, не ковыряетесь?

– Не-ет, это не по мне. У меня, во-первых, суставы больные – в детстве была патологическая нехватка кальция из-за того, что я не видела молока и т.п. А сейчас моим суставам нужны процедуры, а не работа внаклонку. У нас здесь только сады цветут, сирень, много газонов. Я приглашаю специалистов: они все высаживают, а я радуюсь.

– Говорят, у вас много собак?

– Пятеро. Но это не потому, что я такая страстная собачница – просто кого-то подарили, кого-то подобрала, кого-то спасла… Их, кстати, могло быть и больше, но они сейчас как стая – другую собаку принимать не хотят. Вот последнюю я подобрала на дороге – ее машина сбила, так тех четверых пришлось 4 месяца держать в намордниках и заставлять ее принять. Но все они для меня – друзья, особенно последний. Я его называю Броневицким: это же просто переселение душ! Такой же ревнивый, так же никого ко мне не подпускает – охраняет мою комнату.

– Вы перед юбилеем говорили, что собираетесь скинуть 15 кг. Как успехи?

– Хотеть не вредно… Но это очень сложно: когда одна из собак сломала мне ногу, я два года сидела с закованной в шину ногой, поэтому и набрала эти 15 кило, которые никак не сбросить. Хочу объявить им бой, чтобы вернуться к самой себе, но пока не получается: бесконечные какие-то разъезды, много концертов, частные выступления – в общем, работы много, а заняться собой – это значит не работать.

– К 31 июля, своему дню рождения, уже готовитесь?

– А как же – уже живу 31-м: тружусь над восстановлением в репертуаре нескольких моих незаслуженно забытых песен, пять новых платьев шью – не у Зайцева, у другого художника – Ирины Танцуриной.

Эдита Пьеха

Эдита Пьеха: "Каждый букет цветов я принимаю, как знак особого внимания и никогда не бросаю на пол"

– И снова будете петь на Дворцовой площади?

– Нет, на Дворцовой не буду – я с ней закончила. Туда ведь уже и Scorpions, и все эти рок-группы, и кого только не приглашают… Я хочу вернуть публику в залы. Я когда-то первая объявила войну Дворцам Спорта: для меня концерт во Дворце Спорта – все равно, что выступление по радио – тебя же никто не видит! А я хочу общения, и все-таки, наш «Октябрьский» к этому располагает. И у вас вот бывший Жовтневый – замечательный, уютный зал! Хочу приехать туда с концертом. Надо только, чтобы этим кто-то занялся…

По материалам «Газеты по –киевски».

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net