БлюДенс - оБДуманная грусть

Пьеса в одно действие на 1,5 часа.   Действующие лица: Серега — вокалист-гитарист;                                 Коля — басист группы; Суня — барабаны (invisible); Larisa Maltseva (задавала

Пьеса в одно действие на 1,5 часа.

 

Действующие лица:

Серега — вокалист-гитарист;                                

Коля — басист группы;

Суня — барабаны (invisible);

Larisa Maltseva (задавала вопросы);

Mary N (по сценарию подсказывала слова).

 

Место действия:

кухня.

 

Предыстория нашего знакомства.

Все началось давно, до кухни и чашек, до того, как зазвенел звонок, и на пороге оказались двое.

Это был 2000 год после Рождества Христова, Украина, Киев. Серега пришел к Суне и сказал: “Давай играть!?” Затем они много репетировали и выступали. Они — голубоглазые и молодые. А еще они — патриоты и путешественники. Как выяснилось, знают, для чего поют, играют, живут. Со временем их постгранджевое звучание приобрело более эмоциональные оттенки, и музыку коллектива начинают характеризовать как эмо-грандж. Они поют “обдуманную грусть”. Глядя на них, сложились строки:

…моя безудержная радость,

моя обдуманная грусть,

к тебе вернулась я. Так надо,

и уходя, отвечу: я вернусь.

 

Их слушают подростки (от 40 и до 15), их узнают на улице. “БлюДенс” — группа своего времени, своего города, нашей страны.

И вот мы на одном жизненном пространстве — за чашкой чая. Кто из нас был на сцене —вопрос. Но играли мы все — по очереди беря печеньку-микрофон и, запивая чаем, рассказывали наперебой случаи, эмоции, как оно все получается, и почему именно так.

 

Larisa Maltseva: (разливая чай) А песни-то у вас на русском! Наверное, вам немного страшно в условиях нашей национальной музыкальной культуры, в свете последних веяний.

Mary N: Не секрет, что на праздники приглашают только русскопоющих артистов. Как вы к этому относитесь? У вас есть песни на украинском?

БлюДенс: Нам абсолютно не страшно. Да, возможно, на всех фестах, которые сейчас проводятся, все гран-при достаются украиноязычным командам, и иногда украинский — условие участия в фестивале. Нам все равно не страшно. Нас это не напрягает. Мы, несмотря ни на что, продолжаем играть, и если музыка будет людям нравиться, то будут обращать внимание на нее, язык тут не имеет значения.

 

L.M.: Что про “Евровидение” скажете? (Улыбается.) Вы принимали участие в выступлениях?

БД: Да, на Трухановом острове мы пели в Eurocamp’е. Вот там-то мы и столкнулись с условием: или на английском, или на украинском. Мы выбрали английский. Перевести текст для нас не проблема (улыбаются).

 

L.M.: И… Как оцените происходившее там?

Коля: Как по мне, так там было смешно: тут же выступает хор солдат, и сразу после — хор девочек. Потом еще какие-то сумасшедшие группы, поющие о трупах… М-да…

Серега: Еще хочу сказать о “проблеме” русского-украинского языка в нашей “работе”. Я по образованию “филолог-украинист”, но пою на русском, потому что говорю и думаю на русском. Мне это нравится. И себя обманывать не собираюсь.  

Коля: Да, мы говорим по-русски. Я тоже филолог, окончил “Романо-германский факультет”. Считаю себя патриотом!

По кухне, едва заметные, прошлись 20 % русскоговорящего населения.

L.M.: (выходя из задумчивости) М-м…да.. Скажите, а кто и куда приглашает поиграть? Как часто это происходит?

БД: Сейчас норма — это пара концертов в месяц, разные клубные выступления. Приглашают как местные, так и из-за границы. Недавно Литва завала в гости…

 

L.M.: А как вас находят?

БД: Через И-нет, а иногда на концертах. Обычно все проходит через Женю (подразумевается Евгений Красавцев, менеджер группы).

 

L.M.: Зарубежье, говорите? На Европу ориентируетесь? Что оттуда слушаете?

Серега: Америка, Швеция; слушаем все, что нравится.

 

L.M.: А что удивило из последних музыкальных явлений мира?

Коля: Быстро пришел пример — The Mars Wolta (L.M. понимающе кивает). Да, это команда с тенденциями шестидесятых. Я вырос на их музыке. Плюс совершенно модный саунд, приятно слушать, я имею в виду это в современной обработке. И гранж себя не то, чтобы исчерпал, а просто нет больше такого стиля. Курт Кобейн (Kurt Cobain) сам вышел когда-то в футболке с надписью: Grunge is dead. Это стиль, который выстрелил когда-то, все остальное  — производные.

 

L.M.: А если вам из-за границы кто-то предложит: ребята, вы мне нравитесь!! Айда к нам, будете у нас развиваться?!

Серега: Отлично! Скажем: покупайте нам паспорта, и мы едем.

 

L.M.: (удивленно) И не станете сопротивляться на патриотическую тему: “А нам и тут хорошо”?

Серега: Мы — великие путешественники! Поехать куда-то — с удовольствием. Поиграть, посмотреть…

 

L.M.: Ясно! Вопрос про отечественных исполнителей. Кто вам понятен, близок?

Коля: Если брать киевских — “Квадраджессима”, большой им респект…Сколько лет уже играют!

 

L.M.: Ясненько. “БлюДэнс” — это что для вас? Просто приятно, хорошо, или смысл жизни?

Серега: Ну… это, конечно, приятно. Когда напишу что-то — душа переполняется радостью! А бывает и такое: сижу, сижу по 6–8 часов, и ничего не получается. А порой, в голове ничего нет: ни эмоций, ни мыслей, иду прогуляться на часок-другой, потом прихожу — и за пару минут получается!.. Сначала приходит риф какой-то (мы вместе понимающе киваем). Потом начинаю его развивать, и так рождается мелодия. Вот, взять последнюю песню — мелодия получилась где-то за два часа, услышал тему и развил ее (смеется), всю свою фантазию приложил. А может, и не всю…

 

L.M.: То, что получится, привязано к жизни, непосредственно к каким-то событиям, или просто  — самовыражение, какие-то общие, глобальные моменты? (Размахивает руками, заглядывает в глаза.)

Серега: Да! Все, что происходит со мной, находит отражение в словах для песен. Бывает, посмотрю классный фильм, потом хочется что-то написать, а не выходит; а потом проходит время, информация откладывается в мозгу, и получается  что-то уже совсем особое, свое, цельное, сюжетное. Что интересно, в полученном уже не  прослеживается сюжет фильма (улыбается).

 

L.M.: Давайте рассмотрим ситуацию, что что-то у вас не складывается, например, ни с продвижением, ни с концертами… Что тогда?

БД:  Мы не обращаем на это внимания. Была у нас история такая с басистом. Довольно долго играл у нас человек — 3 года, потом — все как у всех: семья, дети, начал задавать вопросы о том, кому все это нужно, когда деньги зарабатывать будем, и он ушел. А мы, не долго думая, нашли ему замену.

 

Mary N: Вот так все и бывает в жизни…

L.M.: А как ты нашел Колю?

Mary N: (смеется) Да, расскажи нам эту романтическую историю!!!

Серега: (улыбается в ответ) А я пришел как-то на репетицию группы “Інший Вимір”, и там увидел Колю. Кстати, эта группа тоже нам нравится.

Коля: Как сейчас помню, Серега смотрел как я играю, а мне неудобно было, я не понимал, что он там  пытался  разглядеть…

Серега: Я на пальчики тогда смотрел… (общий смех).

 

L.M.: А в чем ВАША фишка?

Коля: У меня была, да и сейчас есть возможность смотреть на группу несколько со стороны. Я не участвовал в процессах рождения и… брожения (улыбается), я пришел сюда позже, и могу смело утверждать — изюминка у группы есть!

 

L.M.: Ваши выступления приносят доходы? Если да, то можно ли на них прожить?

БД: Жить только на доходы от концерта мы еще не можем. Но приятно — доходы наши растут! За эти 1,5 года положение стало более стабильным. Если первое время мы играли для всех абсолютно бесплатно, то на сегодня уже определились с гонорарами. Аншлагом в клубе “44” мы доказали, что группа “БлюДенс” может собрать массу народа.

 

L.M.: А как на вас обычно зал реагирует?

Серега: Случилась с нами история. Услышал нас некий дядя, мы ему понравились, и он пригласил нас в Николаев на День города. Мы перед концертом решали, с чего бы начать, и как себя вести... Начали простенько, решили сразу не пугать народ и сыграли первую песню. Кто-то из толпы начал нас посылать… домой (смеется). А когда мы сыграли “Рекорд”, тогда-то все и началось. Сначала орали “Рамшта-а-айн!” Потом все, что я слышал, было: “Ещще-е!” И это меня задело. Я многое тогда понял.

Коля:  А когда мы играли со “Станцией Мир” в клубе “44” (это был мой первый серьезный концерт с группой), помню, мурашки бежали по коже, когда первый раз увидел, что люди хором поют наши песни. Это здорово!

 

L.M.: К вашему творчеству нужно быть подготовленным?

БД: Если вообще человеку интересна музыка, его заденет. У нас есть песни, которые невозможно слушать просто так.

 

Mary N: Чем сейчас занимаетесь?

Коля: Сейчас вот решили отпуск себе сделать — пишем новые песни.

Серега: Планируем сделать что-то кардинально новое, совсем отказаться от старого материала… Но как тут откажешься, когда люди на концертах всегда кричат: “Ну пожалуйста!”, скандируют названия песен — не откажешь, поем старенькое (улыбается).

Коля: Я вот вчера познакомился с девушкой, нашей слушательницей. Поговорили, она спросила, отчего у нас звук изменился. Я  и не знал, например, что у нас звук изменился… (пожимает плечом).

 

L.M.: “БлюДенс”… э-э... это как-то связано с цветом ваших глаз? Или всё-таки это прямой перевод? (Общий смех.)

БД: Нет, это даже не голубые танцы, чес-слово, они, скорее, грустные (всеобщий смех), чем голубые.

Серега: Название сложилось как-то совершенно спонтанно… Я написал песню, а потом мы долго думали, как же ее назвать. Спрашиваю: “Как по-английски будет «синий»?” “Блю,”— отвечает. “Ну,  — говорю, — пусть называется «БлюДенс»!” А название-то красивое вышло…

 

L.M.: Говорят, скоро выйдет ваш диск. А как вы материал продвигаете? Раздаете болванки, да…?

БД: Да, наверно в Украине это самый верный путь — раздавать, и еще попросить (улыбаются): “Чувак, вот тебе диск, только никому не давай!” Можем сказать точно, что на следующий день диск пойдет по рукам, по районам (смеются). Мы еще не полностью оценили ситуацию, продолжаем искать пути продвижения… И самое интересно, что они проявятся!

Коля:  Сейчас тот момент, когда должны проявиться новые серьезные команды. А все, кто на гребне, те потихоньку разваливаются и “осыпаются”…

 

L.M.: Мы получили Esthetic Education!

Коля: Это точно! Молодцы ребята! Неповторимые!

 

L.M.: А у кого, где писаться думаете?

БД: Старые дядьки нас не пропишут, они все либо работают с поп-проектами, либо сегодня делают то, что было актуально лет 10 назад.

Коля: Главное, человека заразить своей музыкой. Если ему понравится, проникнется — он поймет нас, и мы будем долго и счастливо работать.

 

L.M.: Этот вопрос, наверное, последний: о творчестве. О чем ВАШИ песни?

Коля: (подбирая слова) Мы любим сопли… (и кивнул для пущей важности).

 

L.M.: (стараясь быть непосредственной) Ну, они разные бывают: в сахаре, бывают скупые, мужские cопли…

Mary N: (Наблюдает за происходящим, сдерживая смех после услышанного.)

Серега: Они такие, э-э… философски-сопливые!

Mary N: Эдакая оБДуманная грусть…

Серега: О, да-да! Очень хорошее определение… Спасибо!

Mary N: Будешь должен! (Громко смеется.)

Серега: Так и озаглавьте наш разговор: “ОБДуманная грусть”...

Mary N, Larisa Maltseva: Хорошо! На этом наш разговор разрешите закончить. Спасибо за интересную беседу.

БлюДенс: И вам спасибо! Было очень приятно пообщаться.

 

Занавес

 

Лариса Мальцева

feat Mary N

3.08.05

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net