Йен Пирс “Сон Сципиона” (The Dream of Scipio)

“Сон Сципиона” совершенно не похож на того Йена Пирса (Iain Pears), к которому привыкли поклонники детективов. Это не изысканный арт-детектив из серии “Загадки Рафаэля” и “Комитета Тициана”, и даже

27 грудня 2005, 15:20

“Сон Сципиона” совершенно не похож на того Йена Пирса (Iain Pears), к которому привыкли поклонники детективов. Это не изысканный арт-детектив из серии “Загадки Рафаэля” и “Комитета Тициана”, и даже не “Перст указующий”, удостоенный титула “«Имя Розы» XXI века”. И если вы настраиваетесь на лихой сюжет, в котором будет место и загадочным убийствам, и необременительному интеллектуальному багажу, и предвкушаете занятное времяпрепровождение на один-два вечера, — вы рискуете сильно удивиться …

Потому что нет там никаких убийств. То есть они есть, но основным элементом сюжета не являются. Никаких расследований, кроме одного — сугубо научного, без всякого криминала. И история здесь — не красочная декорация, а полноправное действующее лицо, суровое и беспощадное.

Трое главных действующих лиц “Сна Сципиона” — словно жертвы древнего китайского проклятия: “Чтоб ты жил во времена великих перемен!” Утонченный древнеримский аристократ, впоследствии епископ, Манлий Гиппоман пишет философский трактат под названием “Сон Сципиона”, одновременно пытаясь хоть как-то противостоять нашествию варваров и медленной агонии Римской империи. Этот трактат читает средневековый поэт Оливье де Нуайен, оказавшийся в центре клубка запутанных политических интриг во времена страшной эпидемии чумы — Черной смерти. А с другой Черной смертью — фашизмом — приходится столкнуться французскому ученому Жюльену Барневу, изучающему жизнь и творчество Нуайена в глухие и мрачные времена немецкой оккупации…

Судьбы трех интеллектуалов, образованнейших людей своего времени, причудливым образом переплетаются и рифмуются, автор следует от одного к другому по принципу свободных ассоциаций. Множество тайн обнаружится на этом извилистом пути: кто на самом деле была святая София, какую женщину любил гениальный поэт Нуайен — неизвестный предшественник Петрарки… Однако, на самом деле автор задается совсем другими вопросами, нетипичными для детективного жанра…

Название романа — ключ к его смыслу. Римскому полководцу Сципиону однажды приснился сон о гибели Рима. И все три героя наблюдают гибель – каждый своего Рима, каждому кажется, что наступили последние времена. Своим священным долгом они полагают сберечь хоть крупицы из культурной сокровищницы человечества. Этим самоотверженным порывом они напоминают “людей-книг” из романа Рэя Брэдбери (Ray Bradbury) “451 по Фаренгейту”. А еще — героев “Чумы” Альбера Камю (Albert Camus), которые пытались найти ответ на вопрос: стоит ли бороться со злом, если знаешь, что обречен на поражение? И сами себе отвечают — стоит. Хотя бы только для того, чтобы чувствовать себя человеком. Герои “Сна Сципиона” могли бы подписать роман Камю как свой собственный манифест. И все же они обречены — эти наивные спасители мира от самого себя…

Резюме: ожидали изящный интеллектуальный детектив, а нарвались на серьезный и пессимистичный роман о смысле истории и личной ответственности человека. Не самая плохая замена, не находите?

Светлана Евсюкова

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!


Коментарі (3)

символів 999

Новини партнерів

Loading...