Мебель барокко

Когда вы знакомитесь с историей стиля барокко, вас не покидает ощущение прогулки по сказочным дебрям, наполненным фантастическими растениями, магическими предметами, зданиями, лицами, отраженными в

Когда вы знакомитесь с историей стиля барокко, вас не покидает ощущение прогулки по сказочным дебрям, наполненным фантастическими растениями, магическими предметами, зданиями, лицами, отраженными в тысячах зеркал дворцовых зал и захваченными зоопарками музеев. Одними из чудесных и характерных обитателей этого леса являются предметы мебели, родившиеся в конце XVIвека в Италии, расселившиеся по всему свету в XVIIXVIII веках и продолжающие жить по сей день, давая изысканное потомство.

Поселившись на исторической шкале между Ренессансом и Регентством и распустившись рокайлями и бутонами стиля рококо, размывая границы этих стилей причудливыми линиями декора, барочная мебель гордо несет свои характерные черты. Роскошь, театральность,
отпечаток величия хозяев, разнообразие форм, парад мебельных технологий, имена королей, великих мебельщиков вертятся в хороводе гирлянд, колонок и сплетений листьев аканта.

Отказываясь от бабушкиных сундуков,
XVII век рождает на свет его величество шкаф, а также появляется брат его комод. Придворная мода диктует появление новых предметов: так, любовь к переписке способствует появлению кабинетов (гибрид шкафа и стола со множеством ящичков для хранения писем и принадлежностей) и бюро (стол с ящиками, покрытый сукном — bureau: толстое сукно, фр.). Кабинет часто украшен колоннами, кариатидами и внутренним порталом с зеркалами, нередко преподносится в виде подарков между царственными особами.

Кресла и стулья перестают давить на спины резным орехом, становятся удобными и обиваются узорчатой тиснёной кожей, художественными гобеленами, витые ножки кресел раннего барокко, так до конца не распрямившись, застывают кабриолями на вершине мебельного олимпа. Подобно сиамским близнецам, кресла срастаются и являют барочный диван, как бы составленный из двух-трех кресел.

Кровать с балдахином, участвующая в церемонии вставания, невинно теряет ножки, поддерживающие балдахин, а затем и половину балдахина, чтобы вскоре его лишиться и расцвести роскошной спинкой, примыкающей к стене.

Шести-, восьмиугольные столы, опирающиеся на точеную вазу с массивным основанием на звериных лапах, предоставляют свои столешницы для панно из цветных камней.

Игра объемами, формами, линиями, потоками света, столь характерная для интерьеров эпохи, нашла продолжение в криволинейных планах и силуэтах изделий краснодеревщиков. В элементах мебели змеятся витые колонны и проножки, карнизы и пьедесталы выделяются массивными профилями тяг. Античный акант стелется тут и там, вырастая из ножек, соседствуя с гирляндами фруктов, цветов, раковин, между волют и завитков. Любовь к цветам, привозимым издалека, лелеемым в дворцовых парках и подносимым в виде букетов, застыла в узорах резных и инкрустированных панелей, филенок, ножек, рам, воплотилась в многочисленных вазочках, венчающих фронтоны шкафов, проножки столиков и кресел. Вершиной роскоши стала мебель из золоченого серебра.

Потоки света блуждают, отражаются в зеркальных залах и вязнут в хитросплетениях золоченых и резных обрамлений среди порхающих путти. Резьба рам, нередко двуплановая, поражает игрой объемов, прямых и С-образных линий, переходящих в листья и букеты, смотрящая со стен глазами масок людей и львов, скульптур. Перед зеркалами приютились столики-консоли. Золота, покрывающего изделия, много: блестящее и матовое, различных оттенков, оно само по себе говорит о достатке владельца.

На развитие мебели эпохи барокко влияет также безупречный амбициозный и утонченный вкус богатейших и требовательных заказчиков, подстегивающий фантазию придворных художников и мастеров и попавший на благоприятную почву технически оснащенных мастерских. Своего пика достигает отделка поверхности изделий экзотическими породами дерева, полировкой, интарсией, становится значимой профессия чернодеревщика. Настает час, когда столяр-мебельщик становится художником-орнаменталистом. Мебель вписывается в архитектуру конкретного зала или комнаты.

Придворный мастер Людовика XIV Андрэ Шарль Буль (Andre Charles Boulle), 1642–1732, превзошел всё, до сих пор созданное. Ему принадлежит изобретение коротких ножек у комода, но прославлен он благодаря оригинальной технике, носящей его имя и дожившей до наших дней. Мозаика из панциря черепахи в сочетании с тончайшим кружевом из латуни, олова, перламутра и слоновой кости, обрамленная накладками из позолоченной бронзы, наборными цветочными панно, на общем фоне черного дерева, дополненная золочеными бронзовыми маскаронами и кариатидами, по праву величается стилем королей. Арабески, акант, фигурки птиц, людей — всё смешалось в гравированных панелях среди подкрашенных пластин черепахи стиля “буль”.

Несомненно дальневосточное влияние на мебельные формы, выразившееся в ножках-кабриолях, расписных панелях стиля шинуазри (shinuazri), лакированных деталях,
фарфоровых изделиях, накладках,рамах и медальонах.Нехватка информации о странах-источниках стиля давала простор для фантазии декораторов.

Разнообразию сюжетов и рисунков способствовали гравюры конца XVII века Даниэла Маро (Daniel Marot), 1663–1752, который привнес из классического и ренессансного декора мотив ленты с акантом, Жана Берена (Jan Beren), декоратора королевского двора (1640–1711), оказавшего влияние на мебельные формы. Собственная система декора — рольверк (ленточный) и ормушль (ушной хрящ) — появилась в Германии.

Благодаря издаваемым альбомам гравюр, орнамент путешествует по Европе, России, находит пристанище в культовой мебели: киотах, аналоях, иконостасах и алтарных преградах церквей и соборов. Каждая страна наложила свой отпечаток на стиль мебели: так, зародившись в Италии и опираясь на античные корни, распустившись при дворах французских королей, повлияв на вкусы англичан эпохи королевы Анны (1702–1714), где барокко отличалось простотой форм и лаковой техникой в китайском характере, обретя самобытность в северной Европе, Германии и Голландии, подвергшись индийскому влиянию в Португалии, достигнув неистовой пышности стиля чурригиреско в Испании, волна моды докатилась до Петербурга, дворцов Кремля, церковного украинского барокко, и даже Америка имеет оригинальные экспонаты этого стиля.

Невозможно оставить без внимания столешницы из Италии, украшенные флорентийской мозаикой, где по черному фону раскинулись цветы и птицы, набранные из пластин разноцветного камня.

Поражают добротностью массивные шкафы из Германии: данцигские, франкфуртские и аугсбургские, отделанные орехом, с филенками, окруженными сложнейшими профилями. Несмотря на то что шкафы тяжелы, имеют 2 или 4 дверцы, цоколь, покоятся на резных или точеных ножках и являются неотъемлемой частью целостно разработанного архитектором интерьера, они путешествуют со своими хозяевами во время пикников, как, например, данцигский шкаф Екатерины из дворца музея в Бахчисарае.

По сей день мебельные фирмы, такие как
Silic, Giemme, продолжают производить мебель, не уступающую по красоте дворцовой, но с применением современных материалов и технологий, что делает продукцию несколько демократичнее. Антикварные салоны позволяют не только прикоснуться к старине, но и сотрудничают с мастерами-реставраторами, способными возродить и создать новые высокохудожественные изделия в стиле барокко.


Алексей Дубяга

По материалам:
Большая иллюстрированная энциклопедия древностей. Артия. Прага, 1980,
Д. Кес Стили мебели. АН Венгрии. Будапешт, 1980.

Почитать еще…

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net