Анатоль Франс и суд истории. Часть 1.

— Всем встать, суд идет!Тучный судья прошествовал на свое законное место, с достоинством почесал затылок, кивнул присяжным и приготовился было уже объявить открытие заседания, но тут, бросив взгляд

— Всем встать, суд идет!

Тучный судья прошествовал на свое законное место, с достоинством почесал затылок, кивнул присяжным и приготовился было уже объявить открытие заседания, но тут, бросив взгляд на скамью подсудимых, ощутил отчетливое дежавю и растерял при этом изрядную долю своей важности. На скамье подсудимых сидели фильдеперсовые чулки.

Судья подозвал к себе помощника и тихо, но злобно осведомился:

— Что они здесь делают? Мы же выкинули их на свалку истории ещё восемьдесят лет назад!

— Происки авангардных кутюрье. Они решили вернуть фильдеперс к жизни и убедить общественность, что это модно. Так что, если вас не затруднит, осудите их ещё раз.

Судья с облегчением вздохнул и, не обратив никакого внимания на присяжных, заявил, что фильдеперсовые чулки повторно отправляются на свалку истории.

К счастью, следующее дело обещало быть намного легче. После того как вопящие и брыкающиеся чулки были выдворены из зала заседаний, на скамью усадили троих. Помощник объяснил судье, что все трое — господин Бонар, аббат Куаньяре и господин Бержере — литературные герои, и им вменяется в вину тот факт, что их всех создал Анатоль Франс (Anatole France). Дело в том, что все, созданное французами на рубеже XIXXX веков, написанное изящным, правильным великим и могучим французским литературным языком подлежит упразднению. Вину Франса усугубляет наличие в его книгах социалистических идей и склонность к созданию излишне рефлексирующих персонажей. Марсель Пруст (Marcel Proust) и Эмиль Золя (Émile Zola) уже отправились на свалку истории. Дело за малым. За Анатолем Франсом.

Судья выглянул в окно. Сегодняшнее дело явно вызвало интерес общественности. Перед зданием суда собралось немало прогрессивных писателей, желающих благополучного исхода дела. “Запретить Франса!”, “Скажем «нет» интеллигентным героям!”, “Долой высокий гуманистический пафос!” — гласили плакаты решительно настроенных пикетчиков. Некоторые даже предлагали отобрать у господина Жака Тибо (настоящее имя и фамилия писателя) Нобелевскую премию в области литературы и переприсудить её Пелевину, однако широкой поддержки в массах эта идея не нашла.

Суд начался с речи обвинения

 

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net