Fischerspooner делятся впечатлениями

Совсем недавно, в начале сентября, в Москве с единственным концертом впервые побывал нью-йоркский электронный арт-проект Fischerspooner. Живое выступление дуэта вызвало настоящий ажиотаж в московской

Совсем недавно, в начале сентября, в Москве с единственным концертом впервые побывал нью-йоркский электронный арт-проект Fischerspooner. Живое выступление дуэта вызвало настоящий ажиотаж в московской клубной тусовке, в клубе “Гауди Арена” творилось что-то невообразимое. Уоррен Фишер и Кейси Спунер исполнили почти все треки со своего нового альбома Odyssey, а также вспомнили прошлые хиты с альбома “№ 1”. Нет сомнения, что московской публике концерт пришелся по вкусу, а вот понравилось ли музыкантам в Москве? Таким вопросом задался корреспондент сайта expat.ru Кит Гужик и взял для нашего сайта эксклюзивное интервью с Кейси Спунером. Разговор состоялся по телефону, по возвращении Fischerspooner на Ибицу, где ребята еженедельно выступают по контракту с клубом Manumission.
 
Keith Guzik: Кейси, первый вопрос — почему ты приехал в Москву, и какие впечатления у тебя остались?
 
Casey Spooner: Я всегда хотел побывать в Москве. Но когда путешествуешь как турист, видишь, в основном, избитые места и пропускаешь очень много по-настоящему интересного. И одно из преимуществ проекта Fischerspooner в том, что я могу путешествовать по миру, давать шоу, знакомиться с людьми и видеть то, что я не увидел бы в обычной тур-поездке.
 
KG: Что в Москве запомнилось больше всего?
 
CS: Люди танцевали на нашем шоу! Удивительно, танцы в таком серьезном смысле, с движениями. Удивительно, что все это происходило в небольшом клубе, на маленьком танцполе. Аудитория в Москве оказалась очень экспрессивной. Наверное, даже с испанцами может сравниться в этом смысле. Огромное количество народу просто отрывалось. Мне кажется, это даже не из-за нас на сцене — все и так были возбуждены.
 
KG: Во время выступления ты прыгнул в толпу, мы тебя чуть не уронили, пока “передавали” обратно на сцену!
 
CS: Да, это тоже запомнилось. Такой вот интересный способ познакомиться с местной культурой — прыгнуть в толпу на своем собственном выступлении. Мне очень важно сделать настоящее шоу, я обожаю взаимодействовать с аудиторией, бросать вызов. Как люди себя ведут, как реагируют на тебя — это ведь тоже психологический портрет аудитории, и мне всегда интересно его увидеть.
 
KG: И каков же портрет?
 
CS: Довольно агрессивный, бесцеремонный и сумасшедший. А еще было здорово увидеть “силу электронной музыки” своими глазами. В России диско одерживает победу над рок-н-роллом. Вообще, Россия для меня — очень интересная страна, я воспринимаю ее как “Дикий Запад”. И Москва, я считаю, безумный, бурно растущий город.
 
KG: Удалось что-то посмотреть в Москве?
 
CS: Да. Меня водили в баню — удивительное место. Санда-Санду… — так как-то? Дородные русские мужики хлещут друг-друга какой-то травой. И жарко очень. И все без одежды разгуливают.
 
KG: Что происходило в галерее Deitch Projects в Нью-Йорке на так называемых салонах Fischerspooner?
 
CS: У нас было хорошее помещение в Бруклине, которое пустовало. А мне всегда хотелось создать такое художественное и социальное общение, чтобы не напиваться и не орать, потому что музыка очень громкая, как это бывает в барах, — а более спокойно. Туда приходили художники, музыканты, просто наши друзья. Например, наш художник по гриму — она устроила там свое собственное ток-шоу. Мы смотрели президентские дебаты на большом экране, люди показывали свой видео-арт, команды разные играли, актеры приходили. Собралась совершенно отличная, андеграундная такая, тусовка.
 
KG: А чем вы с Уорреном собираетесь заняться после того, как ты вернешься в Нью-Йорк?
 
CS: Пока что у нас уже намечена пара концертов в Латинской Америке, пара концертов в Азии. Потом, наверное, надо будет сделать передышку — последние пару лет для меня были просто “нон-стоп”. Уоррен и я хотели бы поработать отдельно. Я хочу сделать что-то с Мирваисом — может, будет проект. Всегда хотел поработать с нью-йоркской театральной труппой The Wooster Project Group. Да множество вещей, которыми я хотел бы заняться, — но все они будут связаны с перформансом: или это театр, или кино, или музыка.
 
KG: А что из театра, музыки, кино — искусства вообще — в последнее время запомнилось больше всего?
 
CS: Недавно? Ну, абсолютно незабываемое фламенко — в четыре утра в Малаге, в Испании. Мусульманский намаз и пение молитвы — одна из самых удивительных вещей, которые я видел неделю назад в Стамбуле. И как русская аудитория плясала — очень вдохновило, правда.
 
KG: Твое заключительное слово для российской аудитории?
 
CS: Нет, заключительного слова нет, просто покупайте и слушайте новый альбом — и я всегда готов вернуться! Я хочу выступить на Красной площади!

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net