Tomato Jaws: глубже неба

Побывав в студии электронного дуэта Tomato Jaws, автор был несколько шокирован совершенством творимого ими deep-house.В результате был не то чтобы не собран, а скорее разобран и собран снова с

Побывав в студии электронного дуэта Tomato Jaws, автор был несколько шокирован совершенством творимого ими deep-house.
В результате был не то чтобы не собран, а скорее разобран и собран снова с добавлением некоторых важных деталей. Одна из них – давно позабытая гордость за  украинских музыкантов, вторая – понимание того, что как минимум половина заготовленных вопросов абсолютно ни к чему.Почему? Потому что они создают то, что нельзя объяснить - это можно только почувствовать.


Грибоедов: Расскажите, как все началось, как пришли к созданию музыки.

Tomato Jaws: Началом можно назвать тот момент, когда ко мне в руки попали кассеты записями таких команд как Kraftwerk, Jean-Michelle Jarre, Tangerine Dream.Эти кассеты в результате  запиливались до того, что приходилось их записывать по несколько раз. Потом пришло время ambienta, каких-то экспериментов, но даже в этих экспериментах ровная бочка постоянно давала о себе знать. А так как на тот момент не было ни Интернета, ни литературы, ни людей, которые могли бы подсказать, ни музыки, соответствующей какому-то уровню, то этап экспериментирования продлился около 2-х лет, может, даже больше.

 
Г: А когда начались?


TJ
: Около девяти лет назад начал пробовать что-то делать на компьютере, семь лет назад уже определился с направлением движения. В свое время были и диско-альбомы, и french
, но всё равно эта попса не до конца нравилась, всегда хотелось чего-то более настоящего.


Г: Но начинал именно с попсы, а не с альтернативы? Ведь многие начинают с радикальных каких-то форм и стилей, только затем приходя к чему-то более привычномy...


TJ: Да, с танцевальной попсы. Всё равно. На тот момент меня интересовали многие стили. В первый раз услышав джангл в плеере, я вышел из аудитории, где шли занятия, сел в коридоре, воткнул наушники,  и, пока звучал этот трек, был просто в шоке. Атмосферные настроения этого стиля тоже наложили отпечаток на нашу музыку. Быстрый джангловый бит в сочетании амбиентными звуками создает определенное настроение, приводит мысли в порядок, как-то стимулирует деятельность мозга. Все это есть и в deep-house музыке.


Г: А на каком этапе к творчеству подключилась Ната?

 
TJ
: Ната долгое время пела в хоре, занималась игрой на фортепиано, профессионально играла на сопилке. Вместе с духовыми оркестрами объездила всю Европу и к электронике не имела никакого отношения. А потом мне пришла идея записать трек с вокалом в трип-хоповом стиле, для этого я написал музыку и придумал слова, которые Ната затем спела. Это было довольно сложно сделать, потому что в голове песня звучит как надо, а извлечь ее оттуда и передать Нате все нюансы этого звучания просто невозможно. Наверное, с этой песни и начались Tomato Jaws. Затем мы с Женей Кексом, в то время одним из участников проекта, придумали несколько мелодий и предложили Нате их спеть. Кусочки получившихся песен мы всячески резали, вставляли в разные места, в общем, использовали как сэмплы. Со временем Ната вошла во вкус и сама стала придумывать песни. Сейчас схема такая: я делаю заготовку, отдаю ее Нате, а она, в зависимости от того, что ей нравится, выбирает одну из них. Ну, а из того, что она напевает, мне нравится 95%, наверное, потому что мы музыку слушаем одинаковую и мозги у нас одинаковые – мы же брат и сестра.

 
Г: Насколько я знаю, вы кроме музыки занимаетесь издательской деятельностью на своем лейбле Innertion 


TJ
: Да, Innertion занимается поиском и раскрытием молодых талантов, то есть основная цель – найти и направить при необходимости в нужное русло. Фактически это получается. Допустим, человек приходит и приносит какое-то старье. А так как это никому не нужно, ведь, в конечном итоге, он хочет выпускать миксы и где-то выступать, то приходится его огорчать. Конечно, он расстраивается, нервничает – я в свое время тоже так реагировал. Но в дальнейшем это идет только на пользу, сделав правильные выводы, он придет к результатам, которые потрясут, в первую очередь, его самого. Для этих целей на студии лейбла создана школа, призванная помочь начинающим музыкантам, стоимость обучения в ней составляет 100 у.е. в месяц.


 Г:  Велика ли роль музыкального образования при создании электронной музыки?


TJ
:  Очень спорный вопрос. Например, мне высшее музыкальное образование лет пять мешало делать электронную музыку. Тем более, у меня было эстрадное образование, в голове были полновесные гармонии и аккорды, в результате хаузовый трек постоянно превращался в какой-то эйсид-джаз. С другой стороны, человеку необходимо 2-3 месяца, чтобы объяснить теорию музыки, которая потом всё равно контактирует с более сложными уровнями. А если этому не уделять внимания, то сначала, может, что-то случайно и получится, но потом мозг сам по себе залезет в дебри и всё равно придется всё переосмысливать и обосновывать. Тем более, если просят сделать ремикс на какую-то песню, то без музыкального образования это сделать просто нереально. Также очень важно иметь нормальную аппаратуру, чтобы понимать, что ты делаешь и как, потому что если заниматься музыкой дома на каких-нибудь компьютерных колонках, то никогда ничего не получится.

Грибоедов: Расскажите, как состоялось ваше первое выступление?

 

T.J.: Это была презентация нашего первого альбома. Состоялась она в клубе “Сейф” в марте прошлого года и собрала довольно много народа. Выступление длилось около часа, а так как “Сейф” очень маленький, то никто не танцевал, все обступили нас и хлопали после каждой песни. Тогда в составе было четыре человека: мы, Женя Кекс и Алла Allois. В последствии Алла, предпочитающая RnB, занялась своим проектом, а Кекс своим. Это было первое живое выступление, мы тщательно готовились, привезли целую гору аппаратуры.

Г:  А затем было выступление в “Опиуме” с  легендарным Terry Lee Brownом?

 

TJ: Да, это было два года назад. Мы  даже сразу не осознали, насколько это было круто: никому не известные даже в Украине ребята на одной сцене с такой звездой, как Terry Lee. Он очень милый и добродушный человек. Так получилось, что мы играли после него, хотя изначально планировалось наоборот. Сначала мы отыграли сет из наших треков, затем Кекс играл как диджей. Несмотря на неважное самочувствие, Терри послушал минут пятнадцать нашего выступления, пожал нам руки и сказал, что ему очень понравилось. Очень бросается в глаза разница в общении, скажем, с тем же миллионером Терри и отечественными звездами. Так, довольно известный диджей, игравший после нас, на вопрос, каким треком закончить сет, крайне невежливо ответил “Мне по x...”, и это далеко не единичный случай

 

Г: Недавно увидел ваш клип Clear Heart. Кто его автор?

 

ТJ: Все наши клипы, а их пока два, снимал Саша Анпилогов – наш друг, он сам вызвался помочь, причем абсолютно бесплатно. У него очень интересные творческие решения – No Concept, например, состоит из 7000 фотографий. Он уже начал приготовления к съемкам третьего клипа, но мы пока не выбрали для него композицию.

А с  клипами получилась очень интересная история – мы даже не знали, что их взяли и показывают. Когда мы пришли в офис телеканала Enter, то не застали там никого, с кем можно было бы поговорить, и просто оставили наш диск. Дозвониться тоже никак не удавалось, в результате мы узнали о том, что его показывают от знакомой из Полтавы. Только на следующий день нам позвонили с телевидения и пригласили подписать договор. Гонорар за оба клипа составил двадцать гривен. А потом приезжаем на Казантип, включаем телевизор – а там наш клип No Concept, мы прозрели просто. Он вышел в рейтинге “Enter” на 6-е место, а затем где-то 2 недели был на втором.

 

Г: Кого бы выделили из мировых музыкантов?

 

TJ: Очень любим minimal techno, поэтому Dub Taylor, Akufen и Richie Hawtin. А еще очень сильно Kraftwerk и Matthew Herbert. Особенно его Bodily Functions. Любимая певица, конечно же, Bjork, хотя последний альбом не очень нам понравился. Вообще любим  электронную музыку слушать, максимум акустики это Depeche Mode. Еще нравятся Soda Inc, David Alvorado, многие музыканты с Plastic City, Statra Rec, Good Looking.

 

Г: А из украинских?

 

TJ: Play One, Imotion, Key 900, Zavoloka. C Катей Заволокой я записала два альбома: Plavyna (сопилка) и Suspenzia (вокал), иногда с ней выступаю.

 

Г: А с кем еще сотрудничаете?

 

ТJ: Также работали с Марией Бурмакой. Кроме двух ремиксов для ее сборника,  занимались мастерингом всего диска. Надо отметить, что с ней очень легко работать. Когда выяснилось, что в одном из треков вокальная партия не совсем соответствует настроению ремикса, Мария приехала  к нам на прослушивание и мы его перезаписали. Причем она моментально подстроилась под измененную структуру трека, что может сделать только профессионал высокого уровня.

 

Долгое время сотрудничали с французским лейблом Web Sound. В итоге этого мы записали пять дисков танцевальной музыки, имевших довольно неплохой коммерческий успех. В частности, результатом этого сотрудничества стало появление студии Innertion. На этом же лейбле был выпущен мой амбиентный альбом.

 

Еще был интересный опыт работы с киевским модельером Евгением Рябининым. Мы выступали на его показе мод в Доме кино. Из-за сложностей с миксингом играли не свою музыку, приходилось с точностью до секунд рассчитывать время выхода моделей. Мы довольно долго репетировали, но, несмотря на подготовку, во время выступления один из процессоров, управляемый, наподобие терменвокса, инфракрасными лучами, таки завис. В результате пришлось держать над ним руку до конца выступления. Но всем очень понравилось, было похоже на Fashion TV.

 

Г: Планируете продолжать работу в этой области? Ваша музыка идеально для этого п

 

ТJ:  Ну, скоро “Сезоны моды”, посмотрим...

 


Подготовил Вадим Грибоедов

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net