Александр Зорич: “Хочу, чтобы мой читатель чувствовал себя победителем”

Если на каком-нибудь фантастическом конвенте или книжной ярмарке вы станете искать писателя Александра Зорича — не удивляйтесь, увидев бэйдж с этим именем на груди белокурой прелестницы. Но и поисков

6 грудня 2005, 15:22
Если на каком-нибудь фантастическом конвенте или книжной ярмарке вы станете искать писателя Александра Зорича — не удивляйтесь, увидев бэйдж с этим именем на груди белокурой прелестницы. Но и поисков не прекращайте: Яна Боцман — только одна половинка популярного харьковского фантаста. Где-то поблизости должен обретаться второй соавтор — Дмитрий Гордевский. Сложите из них искомого автора космоопер, исторических, фэнтезийных, киберпанковских романов, сценариста компьютерных игр, дважды математика, дважды философа, дважды кандидата наук — и можете приступать к расспросам.
— Вы пишете не только книги, но и сценарии для компьютерных игр. Чем такая работа отличается от написания романа? Есть ли разница — делать сценарий по мотивам реальных событий (“В тылу врага”) или по своей книге?
Яна: В книге на первом плане художественные вопросы. По крайней мере, у настоящих писателей. Вопросы красоты, психологической достоверности. Сюжет — он, конечно, важен, но не главенствует. Сюжет — это вспомогательный элемент. События в книге всего лишь помогают героям раскрыться, побуждают их что-то сказать такое, что потом не стыдно будет цитировать… А в игре сюжет всегда во главе угла. Обязательно должно происходить что-то интересное, что-то такое, что полностью захватит внимание игрока, магнетизирует его. Так сказать, заколдует. А красота образов, красота слова — они лишь служат этой утилитарной цели. Это не плохо и не хорошо. Это факт. Ближайшая аналогия — кинематограф. Там тоже желательны события: убийства, измены, катастрофы — и побольше, побольше! А уж на них нанизывается все то, что называется искусством.
Дима: А я по сценариям отчитаюсь… По своим книгам писать сценарии куда легче! Если ты погрешил против исторической правды, когда писал сценарий о Второй мировой войне (речь идет, конечно, об игре “В тылу врага”), будут шипеть и плеваться ядом все любители истории. Они будут обзывать тебя “недоучкой”, “фантазером”, а может, и чем похуже. И они будут правы! А вот когда ты в угоду сюжету игры сделал какие-то отступления от сюжета своей книги (речь идет о проекте “Завтра война”), аргументов у хулителей будет куда меньше. Все-таки в выдуманном Зоричем мире Зорич — царь и бог, что хочет, то и меняет. Правда, ругать будут все равно. И пример “Ночного Дозора” в данном случае очень показателен. Сколько раз Сергея Лукьяненко упрекали в том, что он “покалечил” книгу? Правильно, миллион раз.
— Что вы чувствуете при мысли о том, что вашими героями будет “рулить” кто-то другой?
Яна: Это меня немного печалит, не буду лукавить. Ревность даже какая-то есть. Но с героями ведь как с детьми — они, конечно, часть тебя, но все-таки не ты и тебе не принадлежат.
Дима: А мне эта мысль приятна. Когда я был дошкольником, мне нравилось, когда другие дети играют моими игрушками. Я этим гордился. Наверное, я прирожденный альтруист.
— Какое из своих произведений вы больше всего хотели бы увидеть экранизированным?
Яна: Трилогию “Завтра война”. Наверное, потому что она писалась в последние три года. И потом, мне кажется, можно было бы сделать настоящие Русские Звездные Войны. Да-да, все три слова с большой буквы! Только денег нужно очень много. Десятки миллионов. Но с такими мировыми ценами на нефть, я думаю, надежды есть.
Дима: А я бы и от экранизации нашей фэнтези не отказался бы. Такой вот я скромник. Современной молодежи это нравится — рыцари, страсти невероятные, красивое оружие, природа… Опять же, благородство, свобода, подвиг… Правда, денег нужно, наверное, еще больше, чем на упомянутые Яной “Русские Звездные Войны”. Фантастика — штука дорогая. Не чета криминальным и “женским” сериалам.
— Взялись бы вы писать сценарий для фильма?
Яна: Мы справились бы. В каком-то смысле сценарии для игр писать сложнее. В игре ведь зачастую нужно несколько альтернативных вариантов сюжета продумать досконально. А в фильме и одного достаточно.
Дима: Остается только закричать так громко-громко: “Киношники, ау! Зорич ждет вас!”
— На обложке сборника “Ничего святого” художник изобразил Яну принцессой, Дмитрия — космолетчиком. На самом деле видите вы себя в таких ролях или предпочли бы иное амплуа?
Яна: В амплуа принцессы я чувствую себя очень комфортно. Регулярно покупаю себе вечерние платья (у меня даже есть одно с настоящим кринолином), на день рожденья прошу дарить драгоценности! К сожалению, в реальности в этом амплуа не так уж часто удается пощеголять. Ну съездишь на конвент какой-нибудь фантастический, на книжную ярмарку или в оперный театр сходишь — и все! Остальное время изволь быть обычным представителем пролетариата умственного труда…
Дима: Амплуа космолетчика приводит меня в восторг, клянусь! Как и все, связанное с научным исследованием космоса, военной техникой и инженерией. Если возможность предоставится, я и от полета на Марс не откажусь. К сожалению, пока летаю только в качестве виртуального пилота, тестирую тот самый космосимулятор, который делают по трилогии “Завтра война”…
— Пробовали ли вы писать (не считая научных работ) под собственными именами или другими псевдонимами? Бывает ли такое желание?
Яна: Под собственными именами нам никогда ничего художественного писать не хотелось. Хотя имена и фамилии у нас красивые. Вот, например, моя фамилия — Боцман. Она достаточно редкая, да и ношу я ее по праву, мои предки по отцовской линии действительно служили во флоте. Недавно вот мы с Димой ездили в круиз на теплоходе, так мне матросы у трапа регулярно козыряли. В шутку, конечно. Но приятно. А вот под другими псевдонимами мы не только хотели писать, но и вовсю писали.
Дима: Я сейчас открою маленькую тайну: помимо научно-фантастических романов и романов в стиле фэнтези мы написали две трогательные детские книжки и несколько детективов. Все они регулярно и обильно переиздаются как в России, так и на Украине, поскольку пользуются любовью читателей. Но псевдонимы мы пока что открывать не намерены. Нам с Яной ужасно нравится играть в героев-разведчиков, законспирированных в глубоком тылу врага!
— Почему героем будущего вы сделали Александра Пушкина?
Яна: Если вы хотите знать, отчего такое имя, то все, конечно, просто — Пушкин наш любимый русский поэт. Самый любимый. А если интересно, почему такой характер, то это оттого, что я думаю, что в будущем молодежь такой и будет — веселой, искренней, смелой.
Дима: По-моему, с именем Пушкин у наших современников только самые лучшие ассоциации — в каком, интересно, городе нет памятника Александру Сергеевичу? Мы долго придумывали имя и фамилию для главного героя трилогии “Завтра война”. Перебрали массу вариантов. И смешных фамилий вроде Кошечкин, и красивых таких, редких, вроде Брусникин. И обычных — Федоров или, допустим, Сергиенко. Смеялись, критиковали друг друга. И вдруг кто-то, я даже не помню кто из нас, сказал “Пушкин, Саша”. Мы расхохотались, но прошло несколько секунд, и мы с Яной поняли: “Это и есть оно!”
— Когда выйдет долгожданное “Время — московское!”? Каковы ваши дальнейшие планы?
Яна: Стыдно признаться, но в очередной раз выход романа мы передвинули. На сей раз — на январь 2006 года. Как говорится, “стар стал ваш дедушка, детки…” Но в январе, я думаю, книга выйдет обязательно. Мы ее уже почти дописали. На этот раз — действительно “почти”.
Дима: О дальнейших планах мы с Яной всерьез пока не думали. У нас все горизонты книгой “Время — московское!” замыкаются… Живем, как шахтеры в забое, видим только отбойный молоток…
— Какие эмоции превалируют в вашей жизни, и какие чувства вы хотите пробудить в своих читателях?
Яна: Вот я знаю, многие писатели на вопрос о том, какие чувства они хотят в читателях пробудить, любят отвечать в том духе, что хотят, чтобы читатель “задумался”. А я так никогда не отвечаю. Потому что знаю: кто привык и умеет “задумываться”, будет задумываться всегда — читая книги Зорича, телевизионную программку или вообще ничего не читая. И наоборот, можно читать Шиллера на немецком, ничуть не задумываясь… Если же говорить серьезно, то я хотела бы, чтобы от моих книг у читателя появлялась бодрость духа, уверенность в завтрашнем дне — ведь все-таки мы много пишем о будущем! А еще — желание действовать, не сдаваться, изменяться, расти. Такой вот я современный соцреалист. В моей же собственной жизни превалирует эмоция удивления. Я люблю удивляться. И жизнь мне в этом помогает.
Дима: Я хотел бы немного развить мысль Яны. К сожалению, оптимизм сейчас не очень в моде, даже в массовой литературе. Сейчас модно ворчать, стенать, ерничать. Модно быть, как говорят, “пофигистом”. Мои студенты (до прошлого года Яна и Дмитрий преподавали в Харьковском университете. — О. О.) очень уважали шуточный девиз — “Если хочется работать, ляг поспи — и все пройдет”. Как в рекламе пива или мобильной связи. Мне все время хочется спросить, когда я смотрю эту рекламу: а где, собственно, работают все эти хорошо одетые молодые люди, где они учатся, что у них есть время и деньги шляться по ночным клубам? Так вот: я бы хотел, чтобы от чтения моих книг у людей возникало желание работать, чего-то в жизни добиваться, иметь идеалы и их защищать. По-моему, только так и можно победить. Я хочу, чтобы мой читатель чувствовал себя потенциальным победителем. Это главное, по-моему.
Беседовала Ольга Опанасенко

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...