“Штольня” — первая экспедиция украинских кинематографистов в жанровые лабиринты триллера

— Прямо скажем, сумасшедшая идея снимать кино на собственные деньги.— Да, — усмехнулся продюсер и оператор триллера “Штольня”, релиз которого запланирован на апрель 2006 года. — Все мои друзья

22 грудня 2005, 15:44

Прямо скажем, сумасшедшая идея снимать кино на собственные деньги.

— Да, — усмехнулся продюсер и оператор триллера “Штольня”, релиз которого запланирован на апрель 2006 года. — Все мои друзья крутили пальцем у виска. На второй такой шаг я уже вряд ли буду способен. Потому что очень много сил ушло, здоровья, денег. Риск большой был, но очень хотелось , чтобы система заработала, чтобы появилось кино.

За окном высились новые многоэтажки, а Алексей Хорошко, попивая кофе на уютной кухне компании “Артхаус траффик”, возвращался к истокам идеи снять свой первый фильм. Истоки идеи, как водится, таились где-то в глубоком детстве. А еще в древних холмах города:

“Очень часто проезжали в метро через Днепр, и мне мама рассказывала, что наши кручи днепровские все изрыты пещерами, там жили монахи, прятались во время революции люди. Эти пещеры таили в себе загадку.”

Истоки идеи

Алексей Хорошко несколько лет работал оператором на съемках музыкальных и рекламных роликов. Но профессиональный рост заключается в стремлении к лучшему:

“Все время хотелось снять что-то большое, и дошел до того, что надо все делать самому. Мало просто снимать. Понял, что надо еще и продюсированием заниматься. Если хочешь снимать что-то интересное, надо выпускать и продвигать проект самостоятельно.

“Полтора года назад, загоревшись этой идеей, я перелопатил все сценарии, которые могли попасть мне в руки. Читал литературу, пытался накопать интересный сюжет, но почему-то ничего не пришлось по душе. Были хорошие работы, но не в том жанре, в котором хотелось. Я больше люблю триллеры, фильмы ужасов, чтоб постоянно было напряжение, динамика.

Во время поисков сценария пришла идея приключений под землей, которые должны быть и страшными, и напрягающими, и увлекательными.

Я написал синопсис на несколько страниц: то, как я видел эту историю. Показал Любомыру Кобыльчуку — это мой друг, мы работали вместе на съемочных площадках. Он работал вторым режиссером, и достаточно хорошо знал систему кинопроизводства.

Любомыр тоже увлекался фильмами ужасов, триллерами. Он почитал, заинтересовался, пообещал попробовать добавить что-то свое. Что-то почеркал, написал, добавил.

Я увидел, что действительно мы находим общий язык, он думает также, как я. Придумывает интересные микро сюжетики в целом фильме — весь фильм же состоит, как правило, из микро сюжетов, что собственно и составляет его интерес: чем интересней эти микро сюжеты, тем интересней фильм в целом.”

Амбиции на ниве коммерческого кино

“Вращаясь в киносреде, у меня друзья — режиссеры, операторы, сценаристы, я видел, что некий переходной период, пока мы еще не сформировались как “кинодержава”, очень негативно на многих людей влиял. Киношники ходили в депрессии: нет фильмов в производстве, негде себя реализовать творческим людям.

С другой стороны, все говорили, что коммерческие проекты — это “фу”, это неинтересно, это какие-то даже неполноценные работы, где выражают себя, грубо говоря, примитивными способами, или так, как все.

Все наши художники, все наши творческие люди от кино, хотят выражать себя в авторских работах, большей частью. Но мне ближе коммерческие проекты.

В сфере коммерческого кино все-таки больше продюсерская система работает. Там каждая творческая единица — она не сама по себе, это не единое целое, вокруг которого все вращается. Допустим, режиссер — это составляющая фильма, так же как и оператор, композитор, осветитель. Система коммерческого кино, с одной стороны, всех уравнивает, но при этом ставит жесткие рамки работы. Проявлять себя можно, точно так же как и в авторском кино, только проявлять себя в рамках проекта.

Меня тянуло больше в сторону коммерческого кино — кино в рамках. Кино в рамках жанра, в рамках каких-то законов, по которым зритель потом оценивает это кино. Все мы знаем, есть жанр триллера, значит все должно быть напряженно, страшно.”

Что именно страшно в “Штольне” и кто попал в подземные лабиринты, читайте тут.

Записала Анна Петухова

Фото любезно предоставлены компанией “Артхаус траффик”:
фото Алексея Хорошко: (с) Тарас Мыцканюк / Фото и дизайн студия Belka&Strelka,
фото Любомыра Кобыльчука и творческой группы: (с) Андрей Петров.

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!


Коментарі (1)

символів 999

Новини партнерів

Loading...