Эрих Мария Ремарк: любовь, которая всегда с тобой

Мало найдется зарубежных писателей, которые могли бы посоревноваться с Ремарком (Erich Maria Remarque) в популярности на территории бывшего СССР. Любовь к Ремарку — это то, что завещали нам наши

20 грудня 2005, 16:53

Мало найдется зарубежных писателей, которые могли бы посоревноваться с Ремарком (Erich Maria Remarque) в популярности на территории бывшего СССР. Любовь к Ремарку — это то, что завещали нам наши родители, в свою очередь, передав эстафету от бабушек и дедушек.

А при жизни Ремарка, как ни странно, весьма удручала его бешеная популярность. Главным образом потому, что критики и литературоведы наотрез отказывались принимать его всерьез, считая популярность и бульварность синонимами. Лишь в 1968 году, за два года до смерти, Немецкая академия языка и литературы в западногерманском городе Дармштадте избрала его своим действительным членом. Его даже выдвигали на Нобелевскую премию, но, словно в насмешку, не в области литературы, а на Нобелевскую премию мира…

Родина была к Ремарку крайне несправедлива: все в соответствии с поговоркой про пророка и отечество. Сначала нацисты публично жгли на кострах “На Западном фронте без перемен” и “Возвращение” с криками: “Против литературного предательства солдат Первой мировой войны, за воспитание народа в духе реализма огню предаются книги Эриха Марии Ремарка!” Потом предали анафеме экранизацию “На Западном фронте…”, получившую две премии “Оскар”. Эмигрировавшего из страны писателя лишили гражданства. И даже, когда с фашизмом было покончено, ни ГДР, ни ФРГ не обратились к Ремарку с предложением о восстановлении гражданства…

Космополит не по своей воле, Ремарк метался из одного уголка мира в другой: Швейцария, Париж, затем Соединенные Штаты — Нью-Йорк, Лос-Анджелес… Что он думал и чувствовал, когда нацисты казнили его сестру Эльфриду? Он был популярен в Голливуде, его приглашали на все светские мероприятия, а писатель в это время страдал от депрессий, много пил и постоянно менял женщин (среди которых были такие бриллианты, как Марлен Дитрих и Грета Гарбо), нигде и ни с кем не находя покоя…

Он был одним из тех, кого писательница Гертруда Стайн (Gertrude Stein) назвала “потерянным поколением” — термин прижился. Один раз потеряв себя на войне, это поколение так и не смогло найтись в новом мире. Может быть, именно поэтому ни один из романов Ремарка не смог повторить оглушительного успеха “На Западном фронте без перемен” — самой страшной и самой честной книги о войне из всех когда-либо написанных. Герои “Трех товарищей”, “Триумфальной арки” и других книг Ремарка пытаются наладить то, что мы, не знавшие войны, называем “нормальной жизнью”. Но… может ли быть нормальной жизнь у тех, кто заглянул в глаза Смерти?

“Пусть приходят месяцы и годы, — они уже ничего у меня не отнимут, они уже ничего не смогут у меня отнять. Я так одинок и так разучился ожидать чего-либо от жизни, что могу без боязни смотреть им навстречу… Я не знаю, преодолел ли я то, что мне довелось пережить. Но пока я жив, жизнь проложит себе путь, хочет того или не хочет это нечто, живущее во мне и называемое «я»”.

Наверное, за это мы и любим Ремарка. За любовь к жизни, любовь вопреки всему. За веру в простые и проверенные временем ценности — дружбу, любовь, верность и честь. За его умение находить дорогу к сердцу читателя (не потому ли среди его поклонников много женщин?). Собрат Ремарка по “потерянному поколению”, Эрнест Хемингуэй (Ernest Hemingway) назвал один из своих романов “Праздник, который всегда с тобой” — это словно бы сказано и о книгах Ремарка. И если наши дети не будут его читать, значит, с нашими детьми что-то не то…

Светлана Евсюкова

Скачать произведения Ремарка можно здесь

Русскоязычный сайт о Ремарке

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...