Фото на память

Фотографы обожали Патти Смит. Не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы сделать произведение искусства: она просто смотрела в объектив своим немигающим безумным взглядом - худая, почти высохшая,

Фотографы обожали Патти Смит. Не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы сделать произведение искусства: она просто смотрела в объектив своим немигающим безумным взглядом - худая, почти высохшая, бесполая женщина-индианка.

Она всерьез считает себя шаманкой и верит в религиозную миссию рок-н-ролла. Говорит, что суть рок-н-ролла в том, "чтобы потрогать Бога за язык" и падает на колени перед микрофоном, захлебываясь в хриплых молитвах.

(- В такие моменты чувствуешь, что вступил на очень опасную территорию. Я также понимаю, что полный контакт с Богом - это физическая смерть…)

Она сделала все, чтобы понять, кто она есть, дошла, кажется, до самого до края в этих поисках.

Зло кажется ей неистребимой частью человеческого естества, а она сама - носительницей отравленного плода человеческого знания.

"Иисус умер за чьи-то грехи, но не за мои", - утверждает она в песне Gloria". На альбоме "Пасха" ("Easter") 1978 г. она цитирует Псалом 22: "Господь - Пастырь мой; я ни в чем...", - а далее поет свои строчки: - Будь проклят, будь проклят, будь проклят".

Патти Смит отказывается верить, будто пришла в этот мир уже грешной.

Она искала общий язык с темной своей стороной. Отдала своего первенца – мир звал, требовал немедленных перемен – и пошла быстрым задыхающимся речитативом читать свои поэмы по клубам, пошла петь громы и молнии этому миру яростный трехакордный рок-н-ролл.

В Нью-Йорке, в отеле "Челси", Патти Смит жила там с фотографом Робертом Мэпплторпом, первым из фотографов, полюбивших делать ее снимки. Она надела белую рубашку, галстук, она смотрела немигающим взглядом в объектив, и не было понятно, кто он, этот человек с безумным и невероятно твердым взглядом - мужчина это или женщина, и что ему нужно от тех, на кого он смотрит с такой требовательностью.(Обложка к альбому "Horses").

Через год после этого начался панк-рок, и все в нем, начиная от Sex Pistols и заканчивая The Clash, утверждали, что если они кому и обязаны чем, так это Патти с ee "Horses".

Она пела o том, что она - "ниггер рок-н-ролла" и сплевывала на сцену. Ее было много, мужчины терялись в ее тени.

В1976 году она поехала на гастроли в Детройт, где ее представили тамошней живой легенде, человеку, которого боялись продюсеры - Фреду по прозвищу "Соник", a по фамилии - и это было судьбой - Смит.

Фред когда-то был гитаристом детройтской группы МС5 и членом подпольной анархической группировки "Белые пантеры", которая ставила своей задачей "тотальную атаку на культуру всеми возможными средствами, включая наркотики, рок-н-ролл и секс на улицах". Первая пластинка МС5 была запреще-на к продаже потому, что на лицевой ее стороне красовался лозунг "Kick out the jams motherfuckers!" - следует отметить, что дело происходило в 1968 году. Фред был гитаристом: таких, как он, гитаристов, было днем с огнем поискать, но по сию пору люди не имеют o нем ни малейшего представления, потому что группу МС5 отказывались крутить по радио - наслышанные о политических высказываниях и невероятно разнузданном поведении ее участников. A когда Фред собрал коллектив под названием Sonic's Rendezvous Вand, куда позвал, помимо своих бывших coратников, еще и барабанщика другой детройтской группы "The Stooges", шоу-бизнес решил, что над ним издеваются. Мало было одних МС5, так тут еще и эти - и Фреду окончательно закрыли все пути наверх.

Между их встречей и их покоем было еще четыре года - Патти успела сломать на одном из концертов шею, a Фред - оставить всякую надежду делать со своим именем легальную карьеру. В 1980 году и он, и Патти объявили, что уходят от дел: прекрасная эпоxa закончилась, пришло время растить детей.

И они стали тихо жить в пригороде Детройта, и ничто не напоминало о том, что они - бывшие звезды. Так тихо они прожили все безумные 80-е, тихо записывали пластинки.

В начале 90-х Фред стал обучать жену игре на гитаре: им показалось, что можно снова попробовать что-то сочинять. Он успел только научить жену аккомпанировать себе: 9 ноября 1994 года у него остановилось серце.

А Патти Смит живет до сих поp: с трезвым, сухим и по-прежнему слегка 6езумным взглядом.

Только песнях ее больше нет былой arpecсивности. Ее сменила скорбь - безбрежная и надличностная, скорбь по всему сущему, что живет так мало и умирает так неожиданно.

- "Я долго полагала, что женщина должна бороться, отстаивать, должна, должна, a потом я встретила Фреда и поняла, что поза женщины - лежа на спине, и в ней есть все, чего женщина может пожелать".

Она была дика, угловата, она была последним битником в мире надвигающегося диско и последним хиппи в преддверии панк-эры, сейчас она возит по миру свою старомодную музыку, играя образами -  аристократичная интеллектуалка из народа, вселенская мать, женщина-бунтарь, нескладный подросток пятидесяти восьми лет от роду, девочка-мальчик и проповедник.

У нее есть огромный старый “Полароид”, с объективом гармошкой. На не выходит без него гулять. Хотела как-то сфотографировать могилу Моцарта – не нашла, но на этом кладбище в зарослях обнаружила статую мраморного ангела.

- Я не смогла сфотографировать стол Германа Гессе, но сняла прекрасную картинку, маленького мальчика, игравшего в саду великого писателя.

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net