“Любовь и голуби”

Растасканный на крылатые фразы, любимый сотнями тысяч фильм о пресловутом “маленьком человеке” в пучине немаленьких страстей. Не комедия, но драма, обильно, впрочем, разбавленная суровым юмором эпохи

Растасканный на крылатые фразы, любимый сотнями тысяч фильм о пресловутом “маленьком человеке” в пучине немаленьких страстей. Не комедия, но драма, обильно, впрочем, разбавленная суровым юмором эпохи заката “советов”. Возможно, лучшая работа Владимира Меньшова.

Никогда еще тема курортных романов не получала такой забавной трактовки. История о тихом деревенском мужике, поехавшем на курорт и попавшем в сети немолодой, но активной дамы, прошибает насквозь. Случайное знакомство, Он остается жить у Нее, Она окружает Его заботой, а между тем, в деревне у Него – жена и трое детей. И – самое главное – голубятня… Простор для трагедий шекспировского масштаба! Любовный треугольник, горе детей, измена, предательство с одной стороны и романтическая страсть с другой. Трогательная любовь рафинированной интеллигентки и почти шукшинского “чудика” из деревни… Разве не так? Что, не об этом кино?

Увы, только сейчас, после ночных и дневных “дозоров” нам известно, как хитро может улыбаться Гессер-Меньшов. Любовь, заявленная в названии ленты, здесь – нечто вроде женской фигуры на носу корабля. Красиво, но можно и без нее. И одинокая Раиса Захаровна, западающая на доступного, по-своему обаятельного мужчину, и оставшаяся в деревне жена Василия (“Кака така любовь?”), и сам Василий, похоже, действительно любящий только голубей – все это бесконечно далеко от романтики в привычном понимании, от той “высокой поэтической любви”, образ которой растиражирован в искусстве. Это не любовь, это – суррогат, о чем недвусмысленно говорит и сам режиссер. И потому, так легко обмануться кажущейся идиллией финала: возвращением Василия к жене. Так легко поверить в то, что движет “изменщиком” не чувство вины, не жалость к жене и детям, а та самая, искренняя и чистая...

Блистательная, легкая игра Гурченко, Михайлова, Дорошиной, Юрского, оглушающая комичность эпизодов (визит Раисы Захаровны к жене Василия, чтение письма Васи или практически все сцены со стариком-соседом) делают драматическую повесть Меньшова чем-то вроде комедии “вечера выходного дня”. Иллюзия легкости скрадывает глубину режиссерского замысла, и потому для большинства “Любовь и голуби” – не более чем забавное кино о напомаженной (“Почему же крашеная? Это мой натуральный цвет!”) Гурченко, ухлестывающей за трогательным в своей придурковатости героем Михайлова, о “дремучей” героине Дорошиной (“Людк, а Людк! – Тьфу, деревня!”), и уж никак не обличающая быт трагикомедия с грустным финалом. Парадокс? Едва ли. Там, где всенародной любовью пользуется фильм о бесхарактерном пьяном наглеце (помните, что показывают по ТВ под Новый год?), не с руки говорить о тонкостях оценки авторских подтекстов.

Нет ничего удивительного в том, что фильм “Любовь и голуби” поначалу был воспринят чиновниками в штыки. Слишком уж непохожа эта сентиментальная зарисовка на слезливую, донельзя пафосную меньшовскую картину “Москва слезам не верит”. К эстетике дамских романов Меньшов еще вернется, но гораздо позже, в 90-е, сняв “Зависть богов”, а перед тем успеет создать блестящий фарс “Ширли-Мырли” (одну из лучших постсоветских комедийных лент). Но это потом, пока же, в 1984-м – прения с номенклатурными киноведами и реальная опасность для фильма оказаться на полке. Здесь было чему вызвать нарекания: одним из главных пунктов чиновничьей критики, к примеру, стало обилие сцен, связанных с приемом алкоголя. Что ж, можно сделать скидку на реалии 80-х (пили не так, как в “Кавказской пленнице”, а от тоски), а можно и вправду увидеть в картине крамолу, ведь покушается этот циничный Меньшов на святое – семью, ячейку того самого прогрессивного советского общества. Можно попенять режиссеру за акцент на образе, не приветствуемом пропагандой тех времен: истинно-русском типе “блаженного” (низкий поклон артисту Михайлову). И все же, главным, как кажется, останется другое: тема любви и одиночества. Не знаю, как других зрителей, а меня всегда волновало: что стало с Раисой Захаровной? Да и Василий с женой… Слишком уж лубочной вышла концовка.

Но, конечно же, все у них будет хорошо, у этих милых деревенских жителей. Никогда больше никакая “сучка крашена” не появится на пороге их дома, чтобы отбить хозяина и кормильца. Все вернется на круги своя. Голуби будут рассекать крыльями небесную синь, а Василий, задрав голову, будет смотреть на них и мечтать. Кто знает, о чем? Быть может – о любви?

 

Артём Калинин

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net