Black Strobe: Light Shining Darkly

М-да, назвать то, что они делают электро-хаузом после того, как услышишь хотя бы пару треков уже не повернется язык. Все равно, что смешать с океаном бутылку чудной водицы Эвиан, свежести которой

М-да, назвать то, что они делают электро-хаузом после того, как услышишь хотя бы пару треков уже не повернется язык. Все равно, что смешать с океаном бутылку чудной водицы Эвиан, свежести которой Black Strobe ничем не уступают. Такие определения их саунда как темная сторона диско, frozen-balearic, biker-house, boogie-trance, heavy-electronica и soft-goth наводят на мысли о том, что без мутированных генов дело не обошлось. Облачившись в стерильные костюмы отрешенного эстетизма ставят свои смелые эксперименты с акустическими волнами Арнауд Реботини (Arnaud Rebotini) и Айван Смагг (Ivan Smagghe). Записав на стенах своей студии названия синтезируемых монстров, они с решимостью принялись за дело, отбросив всяческие предрассудки. Вооружившись девизом "Electronic music that is not afraid to scare people,", что можно перевести как: “Электронная музыка не  боится пугать людей”, они сами не страшатся ничего.

Познакомились эти странноватые молодые люди еще в середине 80-х на концертах (Cabaret Voltaire, My Bloody Valentine, The Swans etc) , а к середине 90-х их дружба окрепла на почве совместной работы в ”танцевальной” секции супермаркета Rough Trade. Сама собой пришла идея создания группы, роли в которой распределились следующим образом: гот Реботини продюсировал, а тощий Смагг колдовал с вертушками. Выросший на диско и фанке, которые очень любил его отец, Реботини вскоре распрощался с солнечной музыкой афроамериканских братьев и принялся за создание разного толка death metal и noise grunge команд. Обучаясь программированию, он вскре попал в цепкие объятия технологий, обзавелся 303-им Roland’оми принялся за написание угловатой электроники и техно. Смагг тоже времени зря не терял.

Появление на свет Black Strobe совпало, а может и было спровоцировано, точкой кипения в котле суперпопулярного french-house. Результатом зарождающего стробирования стал альбом Paris Acid City (Sourcelab 3, 1996). Формально исполненный в светлых тонах filtered disco, альбом был под завязку набит призраками тех самых монстров, концертами которых они упивались 10 лет назад. 'Funk Is Not Always Where You Think' – называли они свои релизы, намекая на многообразие форм и вместительность их объемов. Видимо, скорость полета их генетической мысли опережала время, потому как Black Strobe был закинут в угол на целых два года, а его отцы-основатели принялись развлекаться с в новыми проектами.

Реботини выпустил альбом Organique своего поп-экспериментального альтер эго Zend Avesta. Вслед за этим последовало эпохальное воссоединение Черного Стробоскопа, ознаменовавшееся выпуском чудного сингла Innerstrings, Изначально вышедший на лейбле музыкантов Men in Black, он вскоре нашел себе место на Output label Тревора Джексона. Ветераны в лице Andy Weatherall, Laurent Garnier и DJ Hell весьма благосклонно отнеслись к новичкам, потеснившим на нео-электро сцене таких корифеев как James Murphy из The DFA, Ewan Pearson, Tiga и Soulwax. Как следствие, ремиксы на творения таких звезд, как Dave Clarkе, Royksopp, The Rapture, Tiefschwarz и Playgroup и звание одного из самых неоднозначных коллективов мировой клубной сцены.

Вадим Грибоедов

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net