Гротеск

Гротеск – тип художественной образности, основанный на контрастном, причудливом сочетании фантастики и реальности, прекрасного и безобразного, трагического и комического. Гротеск – это не прием, не

Гротеск – тип художественной образности, основанный на контрастном, причудливом сочетании фантастики и реальности, прекрасного и безобразного, трагического и комического. Гротеск – это не прием, не грубо карикатурное, в причудливо-фантастических формах, передразнивание каких-то явлений. Это принцип изображения жизни, особый угол зрения при ее восприятии и трактовке.

Гротеск – разновидность комического; средство художественного изображения, сочетающее (часто в фантастических формах) подчеркнутое, максимально возможное преувеличение и заостренное, нарушающее границы правдоподобия изображение людей, предметов или явлений в фантастически преувеличенном, уродливо-комическом виде. Гротеск основан на смешении реального и фантастического, ужасного и смешного, трагического и комического, безобразного и возвышенного. Гротеск близок к фарсу. Отличается от прочих разновидностей комического (юмора, иронии, сатиры и т. п.) тем, что смешное в нём не отделяется от страшного, трагического. Используется в целях создания сатирического образа.

В поэзии и мифологии первобытного и древнего (восточного) мира налицо многочисленные гротескные элементы – такие, например, произведения, как ведийские гимны к лягушкам и игральным костям, как египетская сказка об обреченном царевиче, как античные мотивы гарпий, сирен, Кирке, Полифема.

В античной поэзии гротеск расцветает в эпоху своеобразных романтических настроений начала упадка Империи (Апулей, Лукиан). В литературе христианского средневековья первыми представителями гротеска являются ваганты – деклассированные клирики; в своей сатире они мастерски используют комический гротеск, тогда как авторы фаблио и фарсов – выразители еще смутно-революционных настроений третьего сословия – предпочитают формы “грубо комического” (Derb Komisches).

Литература XVI века создала целый ряд образцов гротескного стиля в его чистом виде. Социальная почва для этого была чрезвычайно благоприятна. Писатели эпохи Возрождения подвергли критике все устои общественной жизни и орудием борьбы за новые идеи сделали сатиру и карикатуру, поэтому гротеск выразился здесь главным образом в формах “чрезмерного преувеличения” и “комического контраста”. Такова так называемая “макароническая” поэзия в Италии, наиболее известные представители которой – Бартоломей Бола и Фоленго. Описывая, например, войну мух и комаров, Фоленго пародирует бесчисленные войны итальянских государств, он высмеивает духовенство, для которого “желудок – это бог, еда – закон, а бутылка – священное писание”, и создает ряд сатир на нравы современников. Самые фантастические приключения передаются с соблюдением реалистической точности, о комических героях и их поступках рассказывается в патетическом тоне.

Во Франции знаменитым мастером гротеска, испытавшим на себе влияние Фоленго, был Франсуа Рабле. В его пятитомном романе “Гаргантюа и Пантагрюэль” затронуты все принципиальные основы мировоззрения Ренессанса и осмеяны его враги. В Германии – последователь Рабле, знаменитый полемист и памфлетист Фишарт, перевел на немецкий язык “Гаргантюа”, превзойдя подлинник в его гротескном колорите. Он оснастил рассказ отступлениями, каламбурами, синонимами, ассонансами, новыми словами.

В романтическую эпоху гротеск получил свое теоретическое обоснование и явился основой целого мировоззрения. И это имеет свое социологическое объяснение: начало XIX века – эпоха экономических, политических и идеологических крушений. На арену экономической и политической жизни выступает буржуазия, дворянство вынуждено уступить ей первенствующую роль. На этой почве вырастает гротеск, являясь стилем мелкобуржуазного класса и отражая в себе восприятие ущербности, неустойчивости бытия.

Виктор Гюго посвятил гротеску свой манифест – предисловие к драме “Кромвель”, основные положения которого таковы: “Дуалистическое мировоззрение открывает искусству новый тип, новую форму – гротеск... Муза увидит сразу вещи высокие и низменные, гротескные и возвышенные и смешает их, подобно природе, в своих созданиях. Настоящая поэзия – это гармония контрастов, и как средство контраста гротеск – самый богатый источник, который природа открывает искусству. Романтическая драма должна поэтому сочетать в себе трагедию с комедией, низменное с возвышенным”. В. Гюго осуществляет это сочетание не только в драмах, но и в романах: “Собор Парижской Богоматери”, “Человек, который смеется” и др.

По материалам www.feb-web.ru .

Підписуйся на наш telegram і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net