Interview with The Horrorist: Don’t try to rob him – this man is fuckin’ crazy

Вопли, экстатические пляски и киловатты техно-энергии, сотрясающие танцпол, взорвут Cinema club немного позже, а сейчас Оливер Чеслер (OliverChesler) и его подруга/помощница Джулия (FestessWeiss)

Вопли, экстатические пляски и киловатты техно-энергии, сотрясающие танцпол, взорвут Cinema club немного позже, а сейчас Оливер Чеслер (OliverChesler) и его подруга/помощница Джулия (FestessWeiss) производят впечатление милой семейной пары.

Хотя, впрочем, так оно и есть – только вместо совместных походов в кино парочка развлекается техно-терроризмом.

Г: Ты начал музыкальную деятельность с покупки RolandTB-303, все еще пользуешься им?

Oliver: Нет, уже не пользуюсь. Дело в том, что мою квартиру ограбили, так что я не смог найти там ни одного Roland TB-303, зато нашел plug-in под названием Audio Realism Bassline. Это отличная эмуляция TB-303, он абсолютно ничем не отличается от настоящего.

Так постепенно моя студия из hardware трансформировалась в software. Некоторые говорят, что Мinimoog невозможно эмулировать, компьютер не будет звучать как “железо”. Ну, может его и нельзя, но 303 точно можно.

Г: А какими программами пользуешься?

Oliver: Моя любимая - Ableton Live. Около 15-ти лет я пользовался Cubase, знал абсолютно все ее keyboard shortcuts, но вот уже 2 года только Ableton Live. Я установил эту программу по совету одного друга и теперь просто в восторге, с ее помощью можно делать нереальные вещи, это настоящая techno-машина.

Г: Не думал о том, чтобы сделать свои шоу менее страшными?

Oliver: Это и так происходит. Дело в том, есть вещи, которые очень хороши для live-шоу, а есть которые не подходят для них. Я стараюсь отыгрывать все новые треки вживую, чтобы посмотреть на реакцию публики. Как правило, только один из пяти треков в дальнейшем используется в выступлениях. Так вот, в связи с этим все шоу постепенно меняется, не так быстро, как мне бы хотелось, но меняется. Я мог бы прийти сегодня и играть какой-то electro-house, но я должен двигаться в своем собственном направлении, однозначно более жестком.

Я очень популярен в Нидерландах и не могу повернуться спиной ко всем hardcore-фанам. Это круто, мне по прежнему нравится заниматься этим. Конечно, музыка, которую я в основном слушаю, совсем не такая тяжелая, но я люблю все. Разная скорость, разная бочка – это не так важно.

Г: Где чаще всего играешь?

Oliver: В Германии и Нидерландах. В Нидерландах, как правило, на hardcore party, в Берлине - на techno.

Г: А чем отличаются ваши выступления с Dj Satronica от выступлений с Fester?

Oliver: Да ничем, кроме того, что мне приходится постоянно искать Мэтта (Dj Satronica). Однажды мне пришлось даже звать его в микрофон во время шоу: ”Мэтт, Мэтт, где же ты?”

Г: Твои выступления - это своего рода message или это просто эффектное шоу?

Oliver: Звучит неубедительно, но я смотрю на себя, как на типичного артиста. В своих песнях я в основном пою о том, что происходит в реальной жизни. В одних поется о наркотиках, в других о политике. Если вы живете в Нью-Йорке, то избежать этих вещей практически невозможно. Но было бы глупо петь: “Джордж Буш, Джордж Буш!!!”, поэтому иногда тексты не столь просты и понятны. Да, в них есть message, но я не политическая персона, и не собираюсь ею становиться.

Г: В одном из интервью ты сказал, что любишь кататься на своих мотоциклах, стрелять из ружей и играть с кошками. С мотоциклами и кошками все ясно, а вот ружья…

Oliver: О, это началось после ограбления моей квартиры в Нью-Йорке. Один мой знакомый вышел из тюрьмы и принес мне журнал Prison Life, настоящий журнал для заключенных. Мы решили оставить его в студии, чтобы те, кто залезет в нее в следующий раз посмотрели на него и подумали: ”Да этот чувак просто какой-то убийца, не стоит, наверное, его грабить.” И теперь каждый раз, когда я даю интервью, я говорю, что люблю стрелять из ружей. А еще на двери моей студии в Бруклине наклейка National Rifle Association (Национальная Ружейная Ассоциация), теперь все думают, что я псих. Ты напишешь об этом?

Г: Конечно))

Oliver: А, ну ладно. Вряд ли украинцы захотят ограбить мою студию в Берлине.

Г: А как же русская мафия?

Oliver: Я не видел в Берлине ни одного русского мафиози…

Festess: Подожди, ты же просто ничего не знаешь!

Oliver: Ой, да, я не знаю, я уверен, что они там есть, они же везде. Вот, например, итальянцы они представляют свой клан, а русские никого не представляют, они просто панки какие-то. В Берлине сталкивался с турецкой мафией, но это совсем не серьезно. Вот в Бруклине, на Брайтон-Бич, там полно русских, они всем управляют. Периодически встречал их на afterparty – у них такие страшные лица, мне кажется, что они большую часть наркотиков завозят.

Г: Ты хотел бы, чтобы Ваш ребенок стал музыкантом?

Oliver: Нет, нет!!

Festess: Да он сам еще ребенок))

Г: Оливер, а почему?

Oliver: Знаешь, это очень тяжело, пусть он лучше будет доктором.

Festess: Он просто никогда в жизни ничего другого не делал и ему теперь кажется, что это тяжело.

Г: Как Вам Киев?

Oliver: Очень понравился. Когда Сергей (IQ - прим Г.) пригласил нас сюда, я подумал: “Звучит пугающе, что это еще за Украина? ” Подумывал даже посмотреть на сайте ФБР предостережения для туристов. Но затем один мой друг сказал, что Киев очень милый город, - так оно и оказалось.

Text by Вадим Грибоедов

Fotozz by Misha Kosolapiy

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net