Праздник Бельтайн

Отмечаемый в ночь на 1 мая праздник Бельтайн был одним из двух самых важных праздников кельтского календарного года, который делился на два равных периода, открывавшихся большими праздниками:

Отмечаемый в ночь на 1 мая праздник Бельтайн был одним из двух самых важных праздников кельтского календарного года, который делился на два равных периода, открывавшихся большими праздниками: Самайном (Самхейн) – 1 ноября и Бельтайном (Бельтэйн, Белтан) – 1 мая. Эти даты были связаны с важнейшими вехами скотоводческого календаря – выгоном скота на летние пастбища в первые числа мая и возвращение его в стойла на зимний период к 1 ноября.

С древности обряды, приуроченные к этим двум праздничным дням, имели большое сходство между собой, так как по существу смысловое значение их совпадало: обрядовыми действиями люди стремились обеспечить благополучие своей семьи, всей общины, сохранить основу их благосостояния – скот и посевы. Как и на Самайн, центральным ритуалом праздника Бельтайн было разжигание больших костров на вершинах гор или расположенных вблизи селения высоких холмов.

По своему происхождению этот обряд, судя по отдельным сохранившимся фрагментам и по описанию его в исторических источниках, связан с культом солнца, составлявшим важную часть языческих верований древних кельтов. Вот как описывался этот ритуал в средневековых источниках: в течение нескольких дней перед 1 мая жители общины собирали топливо для костров Бельтайна. Только определенные породы деревьев можно было класть в такой, считавшийся священным, огонь. На вершине горы приготовляли место и топливо для двух костров, а вокруг обоих костров рыли круглый ров, достаточно просторный, чтобы вместить всех собравшихся.

В канун Бельтайна во всех домах селения гасили огни. Задолго до рассвета жители выходили из домов и начинали подниматься вверх по склону, гоня перед собой весь свой домашний скот. Процессию возглавляли друиды, облаченные в белые плащи. Достигнув подготовленного для костра места, все становились в ров вокруг костра и молча ждали рассвета. Когда восток начинал алеть, особо уважаемые в селении люди добывали огонь для костра (путем трения друг о друга двух сухих кусков дерева). Костер зажигался с появлением первых лучей солнца. Пели торжественный гимн солнцу, после чего собравшиеся трижды обходили по рву костер, три раза также прогоняли через огонь скотину (по узкому проходу между кострами), с зажженными факелами в руках обходили животных, вокруг своих земельных участков и домов. Этими же факелами зажигали и новый огонь в очаге.

Цель церемоний с огнем была двоякая: более древняя – умилостивление и почитание сил природы, и прежде всего бога солнца, направленное на то, чтобы сохранить невредимыми стада, получить хороший приплод скота, урожай на полях. На Шетландских островах бельтайнские костры горели обычно три дня, и в эти дни ранним утром каждый житель селения должен был приветствовать солнце, сказав ему: “Доброе утро!” (Gude morneen!)

Но огню костра придавалось и очистительное значение: уничтожение всех пагубных влияний и защита общины от всех бедствий, которые могут угрожать людям в течение этого времени года: гром и молния, град, болезни, злые чары волшебников и колдунов.

В древности, по-видимому, возле бельтайнских костров совершались и человеческие жертвоприношения. Хотя прямых свидетельств о человеческих жертвоприношениях не сохранилось, следы таких обрядов можно было видеть в распространенных еще не так давно среди молодежи Хайланда играх вокруг первомайских костров. Так, в одном селении графства Перт парни выпекали в костре большую овсяную лепешку и разделяли ее на куски по числу присутствующих. Один кусок чернили углем. Каждый затем вынимал из шапки по куску. Считали, что тот, кому достался черный кусок, “посвящен”, и он обязан был три раза прыгать через костер.

В другом селении того же графства тот, кто вынимал отмеченный кусок, на весь год получал обидную кличку Cailleach bealtine (труднопереводимое слово, примерно соответствующее русскому слову “мужик”, “деревенщина” в пренебрежительном смысле). Как только черный кусок был вынут, парни сейчас же набрасывались на своего несчастливого товарища и делали вид, что бросают его в костер. Или же (в других местах) его клали на землю и якобы разрезали на части, а затем закидывали его яичной скорлупой.

Позднее, в период средневековья, человеческие жертвы были заменены животными. И еще совсем недавно (в конце XIX в.) в качестве жертвы огню бросали в костер пирог или освященный в церкви хлеб.

Как ни странно, но в весенний праздник Бельтайна растительность, зеленые ветки играли меньшую роль, чем в праздниках зимнего цикла. Особое значение придавалось в этот праздник лишь веткам рябины, которые употребляли в качестве оберега от всех нечистых, темных сил. Ветки рябины подвешивались поэтому над входом во двор, в дом, а в некоторых областях небольшие веточки рябины привязывались красной шерстяной ниткой к хвостам коров перед выгоном их на летние пастбища.

Значительное место в приуроченных к Бельтайну обычаях занимала вода. Магическая сила приписывалась в этот день росе: ею обрызгивали животных, девушки старались в этот день на рассвете умыться майской росой, чтобы быть здоровыми и красивыми.

Многие в этот день посещали “святые” источники. Особенно распространено было паломничество к так называемому “источнику желания”, расположенному в той же долине, где в 1746 г. состоялась последняя битва между англичанами и шотландцами.

Каждый паломник бросал в источник мелкую монету, пил из него глоток воды, высказывал свое желание и после этого привязывал кусочек тряпки к ветке стоящего возле источника дерева. Верили, что именно в этот день высказанное у источника желание обязательно исполнится.

Уже в конце XIX и начале XX в. день Бельтайна стал преимущественно праздником пастухов. В Перте, например, еще в конце XIX в. пастухи обходили все дома селения, собирая продовольствие (яйца, муку, крупу, молоко) для совместного угощения возле бельтайнского костра. Вечером, собравшись вокруг зажженных костров, они выпекали из собранных продуктов специальные бельтайнские лепешки – пресные, плоские, круглой или треугольной формы, покрытые заварным кремом. Кусок такой лепешки каждый пастух бросал через плечо как жертву волкам, лисицам, орлам, стихийным силам. Лепешки эти употреблялись и для гадания: каждый пускал свою лепешку катиться вниз по холму. И если она разваливалась или падала отмеченной стороной (крест) наверх – это предвещало несчастье для ее владельца. Бельтайнские лепешки выпекают и сейчас на фермах Хайланда, но не на кострах, и связанные с ними обычаи уже давно забыты.

Особым праздничным бельтайнским блюдом был вид драчены – из молока, яиц, овсяной муки, а также специальный овечий сыр. Кусок этого сыра, положенный на лепешку, должен был съесть обязательно каждый член семьи.

Во многих европейских странах первый выгон скота на летние пастбища был приурочен ко дню св. Георга, 23 апреля; гэлы же Хайланда и принадлежавших Шотландии островов связывали первый выгон скота с Бельтайном. Еще в начале нашего века на Гебридских островах 1 мая все, кто жил в одном поселке и на ближайших фермах, собирали весь свой скот вместе (такое смешанное стадо называлось triall) и перегоняли его на горные пастбища. Впереди гнали овец, за ними – крупный рогатый скот, затем коз, замыкали стадо лошади. За стадом шли все жители поселка: мужчины несли лопаты, гвозди, веревки и другие вещи, необходимые для ремонта летних хижин, а женщины – постельные принадлежности, домашнюю утварь и пр. Прибыв на пастбища, сразу же принимались за работу: ремонтировали и оборудовали на лето хижины, приготовляли пищу. Затем каждый владелец отделял своих животных от общего стада и по счету передавал его главному пастуху. После этого начинался праздник: ели зажаренного на костре целиком ягненка, пили домашний эль, танцевали, пели песни.

По материалам www.calend.ru .

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net