Антон Чехов “Дом с мезонином”

Рассказ художника (1896)6-7 лет назад рассказчик жил в имении Белокурова в одном из уездов Т-ой губернии. Он художник, но летом почти ничего не писал. “Иногда я уходил из дому и до позднего вечера

1 серпня 2006, 19:02

Рассказ художника (1896)

6-7 лет назад рассказчик жил в имении Белокурова в одном из уездов Т-ой губернии. Он художник, но летом почти ничего не писал. “Иногда я уходил из дому и до позднего вечера бродил где-нибудь”. Так забрел в незнакомую усадьбу. Возле ворот стояли две девушки: одна “постарше, тонкая, бледная, очень красивая” и вторая – “молоденькая – ей было сем­надцать-восемнадцать лет, не больше – тоже тонкая и бледная, с большим ртом и с большими глазами”. Оба лица почему-то показа­лись знакомыми. Он вернулся с чувством, будто видел хороший сон.

Вскоре в имении Белокурова появилась коляска со старшей из девушек. Она приехала с подписным листом про­сить деньги для крестьян-погорельцев. Подписавшись, рас­сказчик был приглашен в гости посмотреть, по выражению девушки, “как живут почитатели его таланта”. Белокуров рассказал, что ее зовут Лидией Волчаниновой, живет она вместе с ма­терью и сестрой. Ее отец когда-то занимал видное место в Москве и умер в чине тайного советника. Несмотря на хорошие средства, Волчаниновы живут в деревне.

В один из праздников они поехали к Волчаниновым. Лида рассказала Белокурову, что председатель управы Балаган “все долж­ности в уезде роздал своим племянникам и зятьям и делает что хочет”. “Молодежь должна составить из себя сильную партию, но вы видите, какая у нас молодежь”. Младшая Женя (Мисюсь, ибо в детстве она звала так “мисс”, гувернантку) казалась совсем ребенком. Во время обеда Белокуров, жестикулируя, опрокинул соусник, но никто, кроме рассказчика, казалось, не заметил этого. Когда они воз­вращались, Белокуров сказал: “Хорошее воспитание не в том, что не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой”.

Рассказчик стал бывать у Волчаниновых. Ему понравилась Мисюсь. Его привлекало то, что в глазах юной провинциалки он выглядел талантливым художником, знаменитостью. С Лидой же они невзлюбили друг друга. Она презирала праздность, считая себя трудовым человеком. Ей не нравились его пейзажи пото­му, что в них не показывались народные нужды. Он говорит, что ее благотворительность не только не приносит пользы, но и вредна. “Вы приходите к ним на помощь с больницами и шко­лами, но этим не освобождаете их от пут, а, напротив, еще больше порабощаете, так как, внося в их жизнь новые предрассудки, вы уве­личиваете число их потребностей, не говоря уже о том, что за книж­ки они должны платить земству и, значит, сильнее гнуть спину”.

Рассказчик признался Жене в любви. Она ответила тем же. Но когда на следующий день он пришел к Волчаниновым, Лида объявила, что мать с Женей уехала к тете, в Пензенскую губернию, чтобы затем, вероятно, отправиться за границу. По дороге обратно его нагнал мальчишка с запиской от Ми­сюсь: “Я рассказала все сестре, и она требует, чтобы я рассталась с вами... Я была не в силах огорчить ее своим неповиновением…”

Больше он не видел Волчаниновых. Как-то по дороге в Крым он встретил в поезде Белокурова, и тот сообщил, что Лида по-прежнему учит детей. Ей удалось сплотить возле себя “сильную партию” из молодых людей, и на последних земских выборах они “прокатили” Балагина. Женя же “неизвестно где”. По­степенно рассказчик начинает забывать про дом с мезонином, только в минуты одиночества он вспоминает о них: “мне почему-то начинает казаться, что обо мне тоже вспоминают, меня ждут и что мы встретимся... Мисюсь, где ты?”

По материалам сайта российских студентов-филологов

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...