Андрей Тургенев (Вячеслав Курицын) “Месяц Аркашон”

Известный критик Вячеслав Курицын, до этого опубликовавший под собственным именем только два тома эпопеи про Матадора, написал роман, претендующий на звание “Национального бестселлера”. При таком

Известный критик Вячеслав Курицын, до этого опубликовавший под собственным именем только два тома эпопеи про Матадора, написал роман, претендующий на звание “Национального бестселлера”.

При таком выборе псевдонима – Андрей Тургенев – невольно начинаешь искать аналогии. Тем более, что название книги – “Месяц Аркашон” напоминает о пьесе Тургенева-классика “Месяц в деревне”. Правда, здесь “деревня” французская. Точнее, маленький курортный городок Аркашон. То, что пространство в романе ограничено провинциальным условным местом, напоминает уже не об Иване Сергеевиче, а Сартре и Камю. Такое впечатление, что мы попали в страну победившего экзистенциализма. Да и населил автор свой Аркашон весьма странными героями. У многих вместо имен – условные прозвища: Танцор (главный герой), Рыбак, Мэр, Женщина-с-Большими Ногами, Идеальный Самец, Пухлая Попка. Большинство даже не назовешь второстепенными персонажами, скорее – вспомогательными: существуют они не сами по себе, а когда понадобятся главному герою или автору... Их амплуа – друг, враг, соглядатай, провокатор и т. д. – очевидны, как и центростремительность интриги романа. Так, злокозненные Рыбак и Мэр являются герою как воплощение его потревоженных чувств – ревности и корысти. Другие же (Алька, Жерар) в свое время выступят в качестве призраков фантазии Танцора.

Роман явно одногеройный. Не тривиальный уже тем, что его главный персонаж танцует эпизоды из фильмов на заказ публики. А по совместительству он работает жигало. Когда Эльза (она же Женщина-с-большими ногами) просит его “станцевать” своего покойного мужа (который, возможно, и не умирал), экзистенциальный градус его сознания повышается. Впрочем, сексу, которого в романе хоть отбавляй, этот экзистенциальный пуант – не помеха. “Нужно знать, что мысль – это не ты. Она пришла и ушла, как деньги, одежда и женщина... Ты скормил ей толику своего смысла”, – размышляет Танцор, смутно догадываясь, что близок обратному – сумасшествию, “распаду всех связей”, антисексу. Не зря городу угрожает апокалиптический тайфун Марта. Да и Аркашон вскоре становится именем нарицательным любого желания, преодолевающего грань реальности.

Для тех, кто не привык к такой условной прозе, отдохновением послужит язык романа – близкий не Ивану Тургеневу, а скорее – Набокову. И потому роман можно прочитать, не обращая внимания на философскую сторону.

По материалам www.optkniga.ru

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Must read

інформація

Ще на tochka.net