Игра

Или трансформация национальных особенностей. Александр Рогожкин, составивший себе имя на интерпретации национальных особенностей нашего северного соседа на материале охоты и рыбалки, решил приложить эти особенности к российскому футболу.

Или трансформация национальных особенностей. Александр Рогожкин, составивший себе имя на интерпретации национальных особенностей нашего северного соседа на материале охоты и рыбалки, решил приложить эти особенности к российскому футболу.Фильм начинается в недалеком будущем на базе национальной футбольной сборной России накануне полуфинального матча с участием сборной России. Уборщица (по совместительству – дипломированный филолог) базы Маша (Любовь Львова) в знак протеста непредоставления ей обещанных билетов на матч захватывает кабинет администратора базы М.Д. Звонова (Юрий Степанов), откуда она выдворяется антитеррористическим отрядом, предварительно выкинув из окна сейф. Едва не погибший при этом помощник Звонова (Артем Волобуев) на нервной почве влюбляется (надо понимать) в Машу. Далее в дело вступают еще и два воспитанника интерната для умственно отсталых, один из которых обладает феноменальной способностью забивать «сухие листы» а ля Валерий Васильевич Лобановский. Но основная интрига крутится вокруг результата финального матча, который с удивительной точностью предсказывает бывший массажист, а ныне – спившийся сторож Эрнест («как американский писатель») Карлович (Алексей Булдаков), чем пытается воспользоваться в личных корыстных целях алчный Звонов. Заканчивается все, как и положено, ко всеобщему удовольствию.Господин Рогожкин, тяготеющий к более камерному жанру, с этой «заказухой» от Российского футбольного союза, попал как кур в ощип. Отсюда и все несуразности, как сценарного, так и изобразительного характера. Эстетикой же этот опус и вовсе напоминает  фильмы времен товарища Сталина – разве что модернизированной согласно нынешних телевизионно-технических требований. Экран прямо таки сочится социальным оптимизмом тех времен, когда борьба могла быть только между хорошим и лучшим. Если же Рогожкин и пытался иронизировать над своим невероятным сюжетом, то ирония эта оказалась столь тонкой, что совершенно растворилась среди широких урапатриотических мазков, которыми нарисована его картина.

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net