После прочтения сжечь

Таким вполне могло быть второе название нового опуса братьев Коэнов «Сжечь после прочтения». Сам опус получился неоднозначный — он способен утвердить в своих заблуждениях и тех, кто решил, что «возвращение к корням» в виде оскароносных «Стариков» было ли

22 жовтня 2008, 09:05
Таким вполне могло быть второе название нового опуса братьев Коэнов «Сжечь после прочтения». Сам опус получился неоднозначный — он способен утвердить в своих заблуждениях и тех, кто решил, что «возвращение к корням» в виде оскароносных «Стариков» было лишь временной передышкой для Коэнов на многотрудном пути к большому коммерческому кино, так и тех, кто внимательно следит за творчеством братьев и способен уловить в новом фильме главную тему их кинематографа. Невротичный и крайне неприятный типчик, а по совместительству аналитик ЦРУ по Балканам Оззи Кокс (великолепный Джон Малкович), уличенный в чрезмерном увлечении алкоголем, отказывается от почетной пенсионерской должности в Госдепе и решает посвятить себя написанию мемуаров. Его супруга Кэти (Тильда Суинтон), находящая утешение в объятьях сотрудника казначейства Гарри Пфаррера (Джордж Клуни), решает подать на развод и похищает диск с текстом мемуаров, который довольно сложным, но вполне идиoтским, путем попадает в руки дебильного метросексуала Чеда (Брэд Питт), работающего инструктором в фитнесс-клубе с прекрасным названием Hardbodies. Чед при пособничестве своей коллеги Линды (Френсис МакДорманд), мечтающей о недоступных ей пластических операциях, решает шантажировать Кокса. Приводит это к весьма непредвиденным последствиям. Увиденное на экране можно считать всем чем угодно — от сатиры до неудавшегося памфлета, а описать можно одной весьма простонародной фразой «цирк уехал, а клоуны остались». Но за завесой кажущейся легкомысленности, сдобренной изрядной дозой комикования целого сонма «звезд» самого высокого полета, проглядывает одна из основных тем творчества Коэнов — тема идиота, как пупа мироздания. На поверку именно самый отвратный персонаж в исполнении Малковича оказывается единственным вменяемым человеком, окруженным толпой приплясывающих, дергающихся и причмокивающих по разным поводам существ с односложными именами и столь же незамысловатыми побуждениями. И с этой точки зрения «Сжечь после прочтения» можно вполне считать еще одним стилистическим и жанровым упражнением Коэнов в рамках магистрального русла их творческого движения. И сжигать фильм после просмотра явно не стоит.

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...