Микола Кулиш: “Меня мучает слово”

Свои впечатления детства Николай Кулиш лаконично обобщил в широкоизвестной автобиографии 1921 года. “Детские годы прошли в крайней нужде, иногда в нищете. Отец, безлошадный крестьянин, большую часть

Свои впечатления детства Николай Кулиш лаконично обобщил в широкоизвестной автобиографии 1921 года. “Детские годы прошли в крайней нужде, иногда в нищете. Отец, безлошадный крестьянин, большую часть жизни прослужил в помещичьих экономиях в качестве чернорабочего и у богатых мужиков поденщиком. Всю горесть подневольной жизни старался заглушить водкой. Мать, родом из Полтавской губернии, еще девушкой пришла в Тавриду на заработки к помещикам. До народной школы, чуть не пятилетним мальчиком, меня уже нанимали богатые мужики пастухом свиней и телят, то нянькой, то погонщиком лошадей...”

Сто карбованцев – за судьбу

Николай Кулиш от природы был многогранно одарённым: талантливый военный, общественник, газетчик, редактор и публицист, а также деятель украинского образования, социальный педагог, прозаик и полемист, эстет и теоретик художественной литературы, организатором литературного процесса на Украине. Но, в первую очередь, Кулиш – драматург, творчество которого открыло новые направления в развитии мирового драматического искусства XX и ХХІ веков. Его могущественная стать вобрала в себя поэтическую безграничность и эпическое могущество земли, на которой он рос.

Николай Гуриевич родился 19 декабря 1892 года в деревне Чаплинка на Херсонщине. Он любил свой край – его людей, природу, степь. Завораживающе и нежно любил свою “Чаплинь”, как называл родительское село в своих письмах. По началу Никола учился в церковно-парафиальной школе. Он оказался способным учеником, и чаплинская интеллигенция собрала деньги, около ста карбованцев, для того, чтобы он смог продолжить свое образование. Кулиша зачислили в Олешковское городское училище.

Именно во время учебы в Олешках он начал писать. Кроме этого, со становлением драматического таланта связаны Одесса и Харьков. За годы беспрерывной драматической практики (1923–1934 гг.) Николай Кулиш создал почти полтора десятка пьес.

Малахий против Дон Кихота

Он был живописцем характеров в украинской драматургии. Работая над пьесой, он старался нарисовать живой, колоритный, концептуальный, типичный, до него не открытый художественный образ. Он тщательно изучал жизнь, часто путешествовал – ездил, ходил пешком по Украине, стараясь рассмотреть и расслышать, чем живут люди, про что думают, как общаются. Вот откуда в его произведениях галерея выразительных, самобытных образов.

Масштаб таланта Николая Кулиша был понятен многим творцам того круга, в котором жил и развивался драматург. Про Кулиша как про блестящего писателя говорили Николай Хвылевой, Юрий Яновский, Иван Днепровский. Часто исключительность Кулиша доказывал Лесь Курбас. Особенно высоко руководитель “Березиля” оценивал “Народного Малахия” и утверждал, что создание подобной пьесы под силу только гениальному драматургу. И сам образ Малахия Стаканчика зачислил в категорию “вечных”. В украинской театральной и литературной критике конца 1920-х годов проводится множество параллелей между пьесой “Народный Малахий” и романом “Дон Кихот”, между образами Малахия Стаканчика и Дон Кихота Ламанчского.

Пьесы “97” (постановка 1924 г.), “Коммуна в степи” (постановка 1925 г.), “Прощай, село!” (1933), комедии “Мина Мазайло” (1929), “Так погиб Гуска” (опубликована в 1960 г.) в основном посвящены социальным процессам послереволюционного периода в селе. К этому весомому вкладу нужно еще добавить этюд “Легенда про Ленина” и сцены “Колонии”. Но есть пьесы, которые не дошли до современности и считаются утерянными. Это “На рыбной ловле” (1913) и “Такие” (1934, изъята во время ареста).

Кулиш – Шекспир или Уильямс?

Достаточно лестную оценку художественным качествам Кулишовой “Патетической сонате” дал писатель Ф. Вольф. В предисловии немецкого издания этого произведения, в начале 30-х годов, он называл его “шедевром” и подчёркивал, что “по форме… – это поныне наибольшее творение украинской драмы – можно сравнить в мировой литературе с такими драматическими шедеврами, как «Фауст», «Пер Гюнт»”. Юрий Смолич, размышляя о личности Николая Кулиша и не рискуя “искать опасных аналогий в классике – между Шекспиром и Шиллером или Мольером и Бомарше”, всё равно проводил европейские параллели на уровне современности. Подчеркивая, что “из того, что мы знали про драматургию тех времён за рубежом, приравнивать Кулиша можно было разве что к Пиранделло”.

Драматургическая деятельность Кулиша сопоставляется с Шекспиром, Мольером, Гете, Ибсеном, Шоу, Чеховым, Стриндбергом и другими драматургами этого уровня. Николай Гуриевич сделал чрезвычайно весомый вклад в развитие теории и практики драматургии. Он наполнил драматическое произведение богатством слова, музыки, контрастов, ритма, цветов, метафор, аллегорий, ассоциаций, подтекста. Драматург мастерски использовал художественный потенциал символов, символического мышления, что выводило его пьесы на уровень философского осознания Человека и Бытия.

Сергей Космин

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net