Джамала: Ходят слухи, что я дочка Жанны Агузаровой

В эксклюзивном интервью E-motion экстравагантная певица поведала о самых нелепых вымыслах, которые читала о себе.

Одна из самых ярких украинских исполнительниц, 26-летняя Джамала (в миру Сусанна Джамаладинова) нечасто дает интервью. Но для E-motion сделала исключение и рассказала о вымыслах журналистов, пении под фонограмму и отношениях с Аллой Пугачевой.

- Джамала, вы стали популярной после победы на конкурсе «Новая волна». Насколько изменилась ваша жизнь после Юрмалы?

- Конечно, что-то изменилось: я стала более публичным человеком, более популярной артисткой, меня стали узнавать и приглашать. Но то, что не изменилось, — это моя музыка. И этому факту я очень рада. Просто раньше я могла представлять свою музыку узкому кругу — это 30-40 человек, собирающихся на мое выступление в каком-то клубе. Сейчас же границы моей аудитории очень расширились, и для меня как для артиста это очень важно. Я не предала свою музыку.

- Не стали подстраиваться под рамки формата?

- Да. Я не подстраиваюсь под формат, пою от души то, что близко мне, и при этом моя аудитория растет. Наверное, в этом и заключается моя музыкальная мини-революция. 

- Раньше вы не могли петь то, что хотели?

- Могла, но это пытались загнать в какие-то рамки. Я помню, как приходила на отбор «Евровидения». Это был год, когда на конкурс от Украины поехала Тина Кароль. Меня тогда очень попросила мама и только ради нее я приняла участие в отборе. И прошла в финальную пятерку. Так вот, я никогда не забуду высказывание одного из членов жюри, Эдуарда Клима. Он сказал: «Джамала, конечно, классная, но это клуб». И раньше у нас были очень сильные разграничения в этом смысле. Я очень рада, что смогла сломать эти рамки.

- Но, все-таки, не кажется ли вам, что это страшное слово «формат» – в большинстве случаев некий миф, которым пугают начинающих артистов? 

- Нет. Вот вам пример из практики. Мой последний сингл You're Made of Love. Песня содержит такие слова: «открой свое сердце», «ты не одинок», «позволь любить себя». Естественно, я спела ее в своем стиле, и сразу возникает вопрос у некоторых людей: «А может, ее чуток упростить, поскольку ее могут не взять на радио?». На что я ответила категорическим отказом и запретила менять даже ноту. И это была наша большая победа, когда мы узнали, что эту песню очень часто крутят на некоторых радиостанциях.

- Если на каком-то этапе вы поймете, что аудитория не воспринимает ваше творчество, будете подстраиваться?

- Знаете, если бы я хотела сразу заработать миллион (а в таком желании нет ничего зазорного), то я бы, наверное, сделала что-нибудь такое, что купили бы все и сразу. Но я хочу заработать свой миллион постепенно, честно и не предавая свою музыку. И я верю, что у меня все получится.

- Не боитесь повторить судьбу певицы Ирис, которая тоже громко заявила о себе на «Новой волне», но потом куда-то исчезла?

- Мне сложно говорить о судьбе. Тем более о судьбе другого человека. Видимо, у нее были какие-то причины, ведь не все так просто. И не нужно сразу навешивать ярлыки, говорить, что «эта звезда быстро потухла». Я искренне надеюсь, что Ирис еще заявит о себе.

- Вас коснулась звездная болезнь?

- Мне кажется, звездная болезнь возникает только у человека, который стал популярным внезапно и не знает цены всему этому. Например, работала девушка бухгалтером, всегда хотела петь, но никакого музыкального образования не получала, и тут неожиданно заметил ее кто-то, снял клип и все — популярность. Она дает интервью, позирует для фотографов и думает: «Я – звезда». А люди, которые долго и целенаправленно шли к своей цели, никогда не будут испытывать такого, поскольку знают этому цену.

- То есть ни разу никто из ваших друзей или близких не сказал: «Джамала, ты зазвездилась»?

- Я до сих пор общаюсь со своими консерваторскими педагогами, общаюсь со всеми музыкантами, с которыми играла. И если хоть на секунду эти люди почувствуют мою заносчивость, то для меня как для личности это крах.

- Как ваши близкие воспринимают вашу популярность?

- Очень положительно. Они, конечно, гордятся мной. Просят записать диск с какой-то телепередачи, где я принимала участие. И это очень приятно для меня, ведь это самые близкие мне люди. Конечно, иногда они не понимают мою музыку, ведь выросли немного в другой эпохе. Но я начинаю объяснять, доказывать, что это действительно хорошая музыка. Для меня важно их мнение и признание.

- Ощутили ли вы так называемый груз публичности?

- Я пока не чувствую никакого груза. Иногда, правда, прошу своего пиар-менеджера освободить меня от каких-то контактов с журналистами, потому что чувствую, что опаздываю в музыкальном плане. Но это не означает, что я устала от внимания прессы — просто мне хотелось бы больше поработать.

- Какой самый нелепый слух вы о себе читали?

- Где-то написали, что я дочка Жанны Агузаровой. Кто-то очень постарался, нашел фотографии, сравнил. Причем там были такие фотографии, где вообще никакого сходства не было.

- Как отреагировали, когда это прочитали?

- Конечно же, с улыбкой. А как иначе? У меня мама тоже музыкант, но не Жанна Агузарова (смеется).

- Как относитесь к черному пиару?

- Я не вижу смысла в этом, честно. Моя музыка — это не случайность, и я искренне верю, что с помощью Бога я покажу свою лучшую сторону. Я не стремлюсь к фальшивой популярности, а просто хочу делать то, что мне нравится, и приносить радость людям. Поэтому черный пиар — это не для меня.

- В отличие от многих других представителей нашего шоу-бизнеса, вас не часто встретишь на разных тусовках. Вам не интересно или не приглашают?

- Конечно, приглашают, и много. Но я предпочитаю побыть дома, поработать, послушать музыку. Может, вам это покажется скучным, но это так.

- Вы так увлеченно рассказываете о музыке, а чем увлекаетесь, кроме нее?

- Немножко кино, немножко модой. Всем, что связано с творчеством. Но, конечно, в основном музыка.

- Скажите, а вы пели когда-то под фонограмму?

- Пела, признаюсь честно. И для меня это настоящая каторга. Я очень импровизационный человек и для меня спеть точно так же, как записано на диске, практически невозможно. Единственный раз в жизни мне пришлось петь под фонограмму на «Рождественских встречах». Тогда Алла Борисовна Пугачева поставила жесткое условие, что все артисты поют под «плюс», поскольку это была телевизионная съемка.

- Кстати, какие впечатления после «Рождественских встреч»? 

- Это было интересно, как новый опыт. Но знаете, что меня расстроило? Я никому этого не говорила, но вам скажу. Был потерян контакт. Да, собраны все любимые и лучшие артисты, но нет общения. Одни декорации и никакого контакта с публикой. Энергетика артистов терялась в декорациях. Не знаю, откуда я такая взялась с этими революционными идеями, но мне хочется поменять систему, которая сложилась в нашем шоу-бизнесе. Я вижу, что у нас вкладывают невероятные деньги в декорации, костюмы, но забывают про музыку. 

- И как все должно выглядеть, по вашему мнению?

- Включите любое европейское шоу и увидите. Например, делает свой творческий вечер какой-то композитор-аранжировщик. Собирает потрясающий оркестр, лучших музыкантов. Конечно, он делает какие-то декорации, но они минималистичны и акцент на музыке. У нас же, к сожалению, все наоборот. И мне кажется, если сделать те же «Рождественские встречи» с хорошим бэндом и минимумом декораций, это было бы намного интереснее.

- Как сложились ваши отношения с Аллой Пугачевой после Юрмалы?

- Ну как они сложились? Во время самого конкурса мы коротко общались. Мне, конечно, было очень приятно, что Алла Борисовна объявила меня тогда очень громко. Она сказала: «Ну где же этот голос?!». Но после конкурса мы не поддерживаем общение.

- Увидим ли мы Джамалу на другом конкурсе «Евровидении»?

- Когда я приехала с «Новой волны», то все журналисты тоже спрашивали меня о «Евровидении». И на эти вопросы я отвечала, что мне нет смысла бегать из конкурса в конкурс. Сейчас для меня важно развиваться в музыкальном плане, писать новые песни, а не зацикливаться на одной. К тому же «Евровидение» – это конкурс не вокальный. Это конкурс песни, конкурс шоу, политики — всего чего угодно, но не вокала. Впрочем, я не исключаю, что мне захочется принять участие. Вдруг я завтра запишу какую-то песню и скажу: «Ее должна услышать Европа!». Но опять же, это очень сложная и кропотливая работа, к ней нужно быть готовым.

- Что для вас является вершиной карьеры?

- Если я когда-то скажу, что достигла вершины, пообещайте, что не будете со мной разговаривать (смеется). Если серьезно, я боюсь этого страшно. Я знаю таких старых седых музыкантов, которые даже сейчас слушают Джастина Тимберлейка и думают, как же он это делает. Хотя эти музыканты переслушали столько джаза, что Джастину и не снилось. Я говорю это к тому, что постоянно есть какой-то интерес, какое-то стремление развиваться. А не так, что записал одну песню или альбом и потом живешь на проценты с продаж. Это скучно.

- А о чем вы мечтаете?

- Мечтаю о полных залах, о выступлении в самых лучших концертных залах мира. Также мечтаю о хорошем оркестре. Я вижу себя в каком-то невероятно красивом платье на сцене с потрясающими декорациями и большим симфоническим оркестром. Вот об этом я мечтаю.

E-motion искренне надеется, что у Джамалы все получится и она сможет реализовать все свои мечты.

Подписывайся на наш telegram и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net